Глобальная альтернативная финансовая модель - что предлагают китайцы - 23 Февраля 2018 - world pristav - военный информатор

Военные события и политические новости

Главная » 2018 » Февраль » 23 » Глобальная альтернативная финансовая модель - что предлагают китайцы
11:07
Глобальная альтернативная финансовая модель - что предлагают китайцы

Для реализации беспрецедентного инфраструктурного проекта вселенского масштаба под названием Новый Шелковый путь по инициативе Китая был создан Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, который начал свою работу 29 июня 2015 г. после официальной церемонии в Пекине. Этот финансовый институт задумывался его основателями как средство для инвестиций в крупные инфраструктурные проекты, которые должны стать основой по созданию экономического пояса Шелкового пути. Кроме того, АБИИ может стать эффективной буферной зоной в виде международной финансовой организации для китайских инвестиций, поскольку многие страны отказываются от непосредственных китайских инвестиций, опасаясь, что это поставит под угрозу их экономическую и политическую независимость. Очевидным и бесспорным является тот факт, что создание политически нейтральной финансовой структуры позволит Китаю значительно расширить объемы инвестиций в стратегически важные регионы, при этом лишь подтверждая свои высказывания о возможности взаимовыгодного развития.

Ожидается, что выполнение программы экономического пояса Нового Шелкового пути приведет к значительному ускорению и, следовательно, удешевлению доставки в Европу китайских товаров через Центральную Азию и Кавказ. Несомненно – это было сильным ходом современного Китая на мировой геоэкономической «доске».

В Азиатский банк инфраструктурных инвестиций уже вошли более 50 государств, включая и Россию. Из крупных и ключевых стран за рамками проекта остались только США и Япония, которые выступили категорическими противниками создания подобного финансового института. Однако туда вошли такие преданные союзники США, как Великобритания, Австралия, Южная Корея и Тайвань. В то время как США выступили с заявлением, что они настоятельно рекомендуют не вступать в AБИИ в связи с его непрозрачным руководством. Неоднозначно восприняли и присоединение к AБИИ и в самих этих странах, что говорит об обострении мировой внутри элитной борьбы. В частности, крупнейшая южнокорейская газета «Чунан Ильбо» после решения южнокорейских властей стать членом АБИИ выщла с таким заголовком, - «участие Сеула в AБИИ – это безрассудство». Демонстрацией накала борьбы элит могут служить демонстрации моделей передела собственности и перенакопления финансового капитала, которые проявляют себя все более очевидней, в том числе и через создание новых мировых финансовых структур.

Один из принципиальных вопросов работы АБИИ – о квотах стран в капитале и голосах. Судя по имеющимся данным, основным критерием для расчета квот будет показатель ВВП страны. Нынешний уставный фонд банка составляет около 100 миллиардов долларов, в котором ровно половина — это доля Китая. Кроме того, Пекин учредил еще и 40-миллиардный фонд Шелкового пути. По мнению экспертов, для продвижения заявленных Китаем глобальных инфраструктурных инициатив ежегодно требуется не менее 70-75 млрд. долларов.

Заявленные цели АБИИ — инвестиции в инфраструктуру азиатского региона, которому в ближайшее десятилетие для сохранения экономического развития потребуется порядка 8 триллионов долларов. Контролируемые США и их ТНК финансовые организации вряд ли предоставят такие ресурсы тамошним странам. Потому новый банк изначально позиционировался, как конкурент Всемирного Банка, МВФ и МБРР.

Совокупные средства фонда Шелкового пути и АБИИ сравнимы с капиталом Азиатского банка развития (действующего в интересах Японии); они составляют чуть менее объема средств, которым располагает Всемирный банк, и всего в два с половиной раза ниже капитала, которым оперирует МВФ (политику этих двух организаций определяют США).

После состоявшегося 30 ноября 2015 г. включения юаня в корзину официальных резервных валют МВФ была не совсем ясна дальнейшая валютная политика Китая: будет ли взят курс на повышение юаня по отношению к его конкуренту доллару или, наоборот, начнется игра на понижение. Прошло совсем немного времени после исторического решения МВФ, и все увидели: игра на понижение юаня началась. Это значит, что финансовые возможности Китая в самом широком смысле пока, весьма, ограничены и он вынужден играть по чужим правилам.

Возвращаясь к истории вопроса можно напомнить, что Западная Европа в торговле с Востоком всегда имела пассивный торговый баланс: покупая дорогие восточные товары, европейцы не могли предложить в обмен равного по качеству товара и были вынуждены платить золотом и серебром. С античных времен до конца своего функционирования Великий шелковый путь действовал как канал «перекачивания» драгоценных металлов из Европы на Восток. Поскольку эта утечка полноценных денег ухудшала денежную систему, европейские правители пытались вводить ограничения на потребление восточных товаров и на вывоз на восток золота и серебра. Однако эти административные меры имели низкий эффект. Добиться конкурентоспособности своих товаров в сравнении с восточными Западной Европе удалось только после проведенной у себя промышленной революции и реализации социальных технологий по организации опиумных войн в Китае.

Современная американо-китайская торговля также характеризуется сильной несбалансированностью: поставки товаров из Китая в США намного превышают поставки товаров из США в Китай. Для Китая это крайне важно, так как доминирование экспорта над импортом даёт мощный импульс развитию многих отраслей китайской экономики и обеспечивает громадное положительное сальдо внешнеторгового баланса Китая. Высокая динамика экономического развития Китая уже давно создается за счет внешних рынков и, прежде всего, за счет рынка США.

В 2015 году импорт товаров Соединенными Штатами из Китая превысил экспорт из США в Китай в 4,2 раза! Еще в 2014 году этот показатель составлял 3,8 раза. Дефицит торговли США с Китаем обеспечивается с помощью печатного станка ФРС, штампующего ничем не обеспеченные доллары, которыми Америка оплачивает свой громадный, всё время растущий импорт. Диспропорции международной торговли США – яркое проявление паразитического характера американской экономики. Это уже даже не экономика, то есть не система производства, обмена, распределения и потребления продукта, а некая машина, наращивающая потребление. [4].

США по-прежнему остаются стратегически важным торговым партнером Китая. Из этого можно заключить, что для Пекина валютный курс юаня по отношению к доллару США имеет жизненно важное значение. Власти КНР решили отказаться от привязки юаня к доллару, заменив его корзиной из 13 валют. В корзину должны войти доллар США, евро, японская иена и еще 10 других валют (австралийский, канадский, гонконгский, новозеландский и сингапурский доллары, британский фунт, швейцарский франк, тайский бат, малайзийский ринггит, а также (с долей 4,36 процента) российский рубль). Это валюты тех стран, с которыми Китай имеет наиболее тесные торговые связи. Иначе говоря, в своей валютной политике Китай переориентировался с доллара как «якорной» валюты на валютную корзину.

В тоже время из уст достаточно высокопоставленных руководителей Китая звучит заверение в том, что «Китай не собирается ставить банк на кон в играх с Америкой. Не станет он рисковать и своим проектом «Один пояс – один путь», который ошибочно считают ответом на американскую стратегию «перебалансировки сил в АТР». Пытаться найти способ противостоять США, чтобы вырваться вперед, противоречит китайской традиционной философии», [1] как считают определенные правящие круги современного Китая. Кроме того, реальностью сегодняшнего дня является обострение внутренних проблем США и Китая на фоне усиления диспропорций в их торгово-экономических отношениях, в частности, в сфере торговли и валютно-финансовых отношений. Возможности снижения этих противоречий с помощью традиционных экономических средств (стимулирование экспорта, усиление протекционизма, введение валютных ограничений на движение капитала, управление валютным курсом и т.д.) уже не дают необходимого эффекта и еще больше усугубляют положение каждой из сторон. Любая экономическая мера - как со стороны Вашингтона, так и Пекина - вызывает мощный эффект бумеранга, как считает эксперт В.Ю. Катасонов.

Здесь важно напомнить, что в Поднебесной также успешно функционирует научно-исследовательский институт Академии общественных наук Китая по изучению России, Восточной Европы и Средней Азии, который достаточно представителен. Это крупнейший в Китае комплексный научный центр по изучению России, а также стран Восточной Европы и Среднеазиатского региона. Наиболее значимыми авторскими и переводными работами, подготовленными коллективом Института за период с 80-х годов 20-го столетия до сегодняшних дней, являются такие, как «Общие сведения об экономике Советского Союза»; «70 лет политической системы Советского Союза»; «Исследование резких изменений, произошедших в Советском Союзе»; «70 лет системы принятия решений на высшем уровне в СССР»; «10 лет СНГ: современное состояние, проблемы, перспективы»; «Сталин и «холодная война»; «Новая Россия: политика, экономика, дипломатия»; «Россия и современный мир»; «Кланы в России»; «Россия эпохи Ельцина: том «Экономика»; «Общие сведения о пяти среднеазиатских государствах»; «Подоплёка политики СССР» (переводная работа); «Сборник публикаций Путина» (переводная работа). Кроме того, Институтом подготовлены справочные материалы, наиболее значимые из которых такие, как «Советский Союз: обзор»; «Восточная Европа: обзор»; «Краткая энциклопедия Восточной Европы»; «Ежегодник: Россия, страны Восточной Европы и Средней Азии»; «Доклад о развитии России, Восточной Европы и Средней Азии».

И надо отдать должное китайским исследователям, поскольку продвинулись они достаточно далеко и не повторили многих ошибок, характерных для эпох социальных трансформаций, какие случились у нас в период правления Горбачева – Ельцина. Судя по логике заявлений и действий китайской элиты, можно заключить, что главным выводом, который они сделали, был – не вступать в открытое противоборство с англосаксонскими элитами ни по одному из важнейших направлений политики и экономики.

Не последнее место занимает и вопрос о денежной единице Нового Шелкового пути. В апреле 2015 года, Альберт Ченг - управляющий директор Всемирного совета по золоту, показал, что Китай сознательно ищет пути интеграции золота как резервной валюты и экономической составляющей проекта Шелкового пути в течение ближайших десяти лет. Он привел заявление Сюй Люда - президента Шанхайской биржи золота и делегата Всекитайского собрания народных представителей, который предложил интегрировать развитие рынка золота со стратегическим планом развития экономического пояса Шелкового пути в марте 2015 года на заседании ЦК КПК. В частности, он предложил конкретный механизм привлечения крупных производителей золота и пользователей новых железнодорожных маршрутов через Казахстан и Россию для создания новой финансовой инфраструктуры. Символично, что 11 мая 2015 года в Китае крупнейшая национальная китайская золотодобывающая компания (CNGGC) подписала соглашение с российской золотодобывающей компанией «Полюс Золото» об углублении связей в разведке золотых запасов на территории России. Следует отметить, что именно Россия и Китай являются лидерами сделок по покупке золота в последнее время, что находит должное отражение в публикациях зарубежных исследователей. [6]

Кроме того, Hong Kong Exchanges & Clearing Ltd, гонконгский биржевой оператор, окончательно поглотил Лондонскую биржу металлов. Сумма сделки составила 1,39 млрд. фунтов (2,2 млрд. долларов). Такая сделка не могла совершиться без воли финансовой элиты мира и это решение носит не только экономический, но и геополитический характер. Лондонская биржа металлов – это один из ключевых объектов финансовой инфраструктуры лондонского Сити, ключевой элемент финансовой инфраструктуры, это доступ именно к информации о торгах, о выставляемых лотах, о том, кто является основными маркет-мейкерами, крупнейшими игроками на рынке металлов. В качестве исторической справки можно засвидетельствовать тот факт, что Гонконг и Шанхай уже были в роли двух крупнейших центров по торговле золотом Азии, еще во времена опиумных войн, когда именно за счет золота обслуживались потоки наркотрафика.

По оценке экспертов (Minerals Hahdbook 1996 -1997 гг.) мировые ресурсы золота составляли примерно 75 тыс. тонн. Основные выявленные ресурсы золота находятся в ЮАР – (около 52 процентов), доля США и Бразилии примерно по 12 процентов, Канады – около 5,5 процентов, Австралии – 3,5 процентов. Значительными ресурсами обладают Венесуэла, Индонезия, Гвинея, Филиппины, Китай, Эквадор. [5, c. 115-116].

«Золотой юань» также отвечает интересам банковского дома Ротшильдов, который прочно утвердился в Китае ещё во времена Дэн Сяопина. В последние годы компании Ротшильдов легко вписались в экономическую цикличность этой страны, помогая ей выполнять 12-й пятилетний план (2011-2015). Джейкоб Ротшильд не скрывает: его RIT (Rothschild Investment Trust) и Capital Partners PLC поспособствовали Китаю расширить свою деятельность за границей, привлечь иностранные компании, владеющие передовыми технологиями и «переориентировать вектор экономического движения с экспорта на внутреннее потребление, развивая перспективные отрасли промышленности, которые станут основой экономики Китая на десятилетия вперед,» — как скажет об этом сам барон. [2]

Однако не будем забывать, что именно китайцы придумали в IX веке бумажные деньги, которые использовало государство для финансирования плановых общественных работ, а именно - строительства ирригационных сооружений, возведения дамб и мощных сооружений инженерной защиты. Китайским мудрецам также принадлежит идея создания, так называемой, двухконтурной финансово-денежной системы. Вот что об этом пишет эксперт и исследователь китайской цивилизации А.П. Девятов: «печатавшиеся государством бумажные деньги не были ни кредитом под залог, который нужно было возвращать в банк; ни инвестициями для получения ссудного процента; ни средством платежа в торговле на рынке потребительских товаров. Но служили энергией, толкавшей оборот трудовых и материальных ресурсов страны в проектах. Доверие к бумажным деньгам, как к государственной учетной единице стоимости работ в твердых ценах, обеспечивалось красной императорской печатью на купюрах с тем или иным номиналом. А сами купюры использовались в обороте лишь плановых государственных платежей – суть для создания тяги у чиновников, купцов и населения делать работу и для учета выполненных работ в порядке их следования. Эти бумажные деньги возвращались в казну как оплата ресурсов полученных из казенных фондов (зерна) и как налоги, не связанные с потреблением (земельный, на наследство). Оборот бумажных денег был замкнутым и не превышал объема стоимостей трудовых и материальных ресурсов, потребных для выполнения целевых строительных проектов. Ну а оплата потребительских товаров на рынке осуществлялась в контуре металлических денег (юаньбао). При этом в контуре звонкой монеты была и инфляция, связанная с порчей (истиранием) монет. На рынках действовали меняльные конторы бумажных денег на монету». [3].

В русской цивилизации также была своя история бумажных денег, которая легла в основу сталинской государственно-финансовой модели. Она была связана с именем С.Ф. Шарапова, который размышлял над теорией денег и изложил ее в своей основной политэкономической работе «Бумажный рубль. Его теория и практика». - СПб.,1895.

С его точки зрения, экономика должна иметь двухуровневую структуру: первый уровень — государственный, работающий с мнимыми капиталами, второй — частный, обладающий реальными капиталами. По этому поводу Сергей Федорович писал: «Мнимые капиталы, пускаемые в оборот государством, и реальные, то есть частные капиталы, будут работать параллельно, не мешая друг другу, и в этом именно и будет заключаться здравая и справедливая экономическая политика». Эти два уровня имеют различные общественно-экономические задачи, не противоречащие, а дополняющие друг друга. На государственном уровне создаются мнимые капиталы, которые идут на улучшение народного труда, на развитие тех отраслей экономики, в которых не заинтересован частный предприниматель. Такая деятельность именовалась им «государственным творчеством».

Список использованной литературы

1. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций: китайское желание дружить побеждает американское стремление бороться // URL: http://inosmi.ru/fareast/20150319/226973903.html

2. Грановский Г. Ротшильды поставили на китайский банк // URL: http://topwar.ru/72318-rotshildy-postavili-na-kitayskiy-bank.html

3. Девятов А.П. Деньги для Новой Орды. URL: http://www.business-gazeta.ru/blog/200454/

4. Катасонов В.Ю. Американо-китайская торговля как фактор дестабилизации мирового порядка // URL: http://www.fondsk.ru/news/2016/03/19/amerikano-kitajskaja-torgovla-kak-faktor-destabilizacii-mirovogo-porjadka-39195.html

5. Кучерский Н. И., Лукьянов А. Н., Кузнецов А. Г. История вопроса, анализ и прогноз развития сырьевой базы производства и потребления золота в мире // Горный информационно-аналитический бюллетень (научно-технический журнал). – 2000. – №. 2.

6. Энгдаль В. Зачем Россия и Китай готовят «золотую подушку» на «черный день»? // URL:

http://ru.journal-neo.org/2016/03/30/zachem-rossiya-i-kitaj-gotovyat-zolotuyu-podushku-na-cherny-j-den/

 

 

Источник

Система Orphus Просмотров: 163 | Добавил: wpristav | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:



Высказанные в текстах мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar



Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Полезные ссылки

Яндекс.Метрика

E-mail:admin@wpristav.ru



Курс валют
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Видеоподборка
00:19:46

00:01:08


00:03:24

00:04:45

Новости партнёров

Обратите внимание:



Новости партнёров


Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2018 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz