С моей точки зрения, это обычная встреча, продиктованная интересами Пекина, поскольку именно КНР в первую очередь заинтересована в стабильности своих беспокойных соседей. Поскольку начавшийся процесс позволит снизить напряженность и сделать регион экономически привлекательным. Немаловажно и то, что американцы подводили ситуацию к войне с КНДР.


Так что контакты лидеров Юга и Севера – формальное, как кажется, мероприятие. Но тут важно отметить, что Ким Чен Ын согласился на встречу только после того, как посетил Пекин с неофициальным визитом и достиг там определенных договоренностей. Китайцы озабочены судьбой северокорейского ядерного полигона – там осела сопка, под которой находился один из рабочих тоннелей. В КНР внимательно наблюдают за радиационной обстановкой у своих границ и отмечают, что атомные испытания ведут к росту заболеваний населения.


Благодаря определенным экономическим мерам и усилиям китайской дипломатии удалось склонить Южную Корею к переговорам с Севером.


Самым главным стало ощутимое давление Пекина на экономику. Когда южнокорейцы приняли решение о том, чтобы разместить (и впоследствии разместили) батареи ПРО THHAD на своей территории, то получили на это жесткий ответ: у корпорации Lotte Group из РК возникли серьезные проблемы на китайском рынке. Власти КНР блокировали ее деятельность. Кроме того, приостановили чартерные полеты китайских авиакомпаний в Южную Корею и радикально сократили объемы туристических поездок.


В итоге это ощутимо сказалось на народном хозяйстве РК: пришлось дотировать бизнес южнокорейских предпринимателей из бюджета, что серьезно сказалось на экономике страны. При этом китайские дипломаты намекали Сеулу, что при наличии доброй воли к установлению добрососедских отношений с Севером санкции будут отменены. После того как в РК приняли решение о нормализации контактов с Пхеньяном, Пекин разрешил нескольким чартерным авиакомпаниям возобновить рейсы в Южную Корею и китайские туристы вновь массово поехали туда. В Сеуле этот шаг отметили и продолжили выполнять свои обещания.


Есть в регионе еще один серьезный игрок – США. Американцы держат в РК солидный воинский контингент, оказывают влияние на политику страны. Перед президентом Трампом стоит задача продавать оружие в Японию, Южную Корею, другие страны, но для этого следует поддерживать нестабильность в регионе.


Вашингтону важно контролировать РК еще и потому, что военно-политическое руководство этой страны стремится обладать ядерным оружием, баллистическими ракетами серьезной дальности. Южнокорейцы хотят получить атомные субмарины с соответствующими ракетами. Работы в этой области давно начаты, правда, их периодически останавливают в обмен на определенные оружейные и технические бонусы от США.


Ядерные амбиции южнокорейцев беспокоят Вашингтон. Кстати говоря, они также и головная боль для Пекина.
Сеулу в принципе не нужен американский контингент на своей территории, потому что северные корейцы наступать не будут – они не самоубийцы. Но и южане не пойдут на конфронтацию, у них попросту нет на это сил.


Многие эксперты предполагают, что вполне вероятно создание конфедерации двух корейских государств. С моей точки зрения, это нереальный вариант. Хотя Южная Корея технологически и экономически развитое государство, но вынуждена конкурировать с Китаем, Японией, другими высокотехнологичными странами и в регионе, и в мире. При очень жесткой рыночной конкурентной борьбе затраты на объединение даже в такой форме для РК окажутся неподъемными. Но вот свои вредные и опасные производства южнокорейским бизнесменам будет интересно размещать в Северной Корее, поскольку рабочая сила в КНДР стоит дешевле.


Так что о каком-либо объединении речи не стоит. Скорее всего в отдаленной перспективе можно будет говорить о мирном экономическом сотрудничестве.


Предстоит встреча председателя Госсовета КНДР Ына и президента США Трампа. Многие ожидают, что Белый дом выйдет победителем в споре двух глав государств. Но зная корейцев, думаю, что переговоры окажутся архисложными и быстрого торга, как того хочет Дональд Трамп, не получится. Предстоит очень долгий, сложный, можно даже сказать мучительный процесс и результат выйдет мизерный или его может не быть вообще.


Максим Казанин