Ежегодная конференция Академии военных наук традиционно является площадкой для обмена мнениями по наиболее актуальным и проблемным вопросам. Результаты конференции по сути определяют дальнейшие направления развития военной науки, вследствие чего всегда широко обсуждаются как в России, так и за рубежом. В этом году мы рассматриваем вопросы развития военной стратегии в современных условиях.

Военная стратегия как наука «Искусство вождения войск» зародилась в начале прошлого века и развивалась на основе исследования опыта войн. В общем виде она представляет систему знаний и действий по предотвращению, подготовке и ведению войны.

Эволюция противостояния

В настоящее время расширяются виды войн и существенно меняется их содержание. Увеличивается количество субъектов, участвующих в вооруженной борьбе. В ней наряду с ВС суверенных стран участвуют различные бандформирования, частные военные компании, самопровозглашенные квазигосударства.

Военной науке необходимо разрабатывать и обосновывать систему комплексного поражения противника

Активно задействуются средства экономического, политического, дипломатического, информационного давления, а также демонстрация военной мощи для усиления эффективности невоенных мер. Военная сила применяется, когда не удалось достичь поставленных целей невоенными методами.

Между тем геополитические соперники России не скрывают, что собираются добиваться своих целей не только в ходе локальных конфликтов с ограниченными задачами. Они готовятся к ведению войн с высокотехнологичным противником, задействованием высокоточных средств поражения с воздуха, моря и из космоса с активным информационным противоборством.

Вооруженные Силы должны быть готовы к ведению войн и вооруженных конфликтов нового типа с использованием классических и асимметричных способов действий. Поэтому первостепенное значение приобретает поиск рациональных стратегий ведения войны с различным противником.

Нам необходимо уточнить сущность и содержание военной стратегии, принципы предотвращения, подготовки к войне и ее ведения.

Следует и дальше развивать формы и способы применения Вооруженных Сил, прежде всего в стратегическом сдерживании, а также совершенствовать организацию обороны государства.

Военная стратегия в процессе развития прошла несколько этапов эволюции – от сокрушения и измора до глобальной войны, ядерного сдерживания и непрямых действий.

США и их союзники определили агрессивный вектор своей внешней политики. Ими прорабатываются военные действия наступательного характера, такие как глобальный удар, многосферное сражение, используются технологии «цветных революций» и «мягкой силы».

Их целями являются ликвидация государственности неугодных стран, подрыв суверенитета, смена законно избранных органов власти. Так было в Ираке, Ливии, на Украине. В настоящее время аналогичные действия наблюдаются в Венесуэле.

Пентагон приступил к разработке принципиально новой стратегии ведения военных действий, которую уже окрестили «троянский конь». Суть ее в активном использовании протестного потенциала «пятой колонны» для дестабилизации обстановки с одновременным нанесением ударов ВТО по наиболее важным объектам.

Отмечу, что Российская Федерация готова к противодействию любой из этих стратегий. За последние годы военными учеными совместно с Генеральным штабом разработаны концептуальные подходы к нейтрализации агрессивных действий вероятных противников.

Основа нашего ответа – стратегия активной обороны, которая с учетом оборонительного характера российской Военной доктрины предусматривает проведение комплекса мер по упреждающей нейтрализации угроз безопасности государства.

Обоснование разрабатываемых мер должно стать содержанием деятельности военных ученых. Это одно из приоритетных направлений. Мы должны опережать противника в развитии военной стратегии, идти на шаг впереди.

Генштаб планирует удары
 

Развитие стратегии как науки должно охватывать два направления – развитие системы знаний о войне и совершенствование практической деятельности по ее предотвращению, подготовке к ней и ее ведению.

С появлением новых сфер противоборства в современных конфликтах методы все чаще смещаются в сторону комплексного применения политических, экономических, информационных и других невоенных мер, реализуемых с опорой на военную силу. Но все-таки главное содержание стратегии составляют вопросы подготовки к войне и ее ведения, в первую очередь Вооруженными Силами. Да, мы учитываем все остальные меры, которые влияют на ход и исход войны, обеспечивают и создают условия для эффективного применения военной силы. При этом надо понимать, что противоборство в других сферах представляет отдельные направления деятельности со своими стратегиями, способами действий и соответствующими ресурсами. Для достижения общей цели мы должны осуществлять их координацию, а не напрямую руководить ими. Стратегия включает прогнозирование характера будущих войн, разработку новых методов их ведения, подготовку в целом государства и Вооруженных Сил к войне. В связи с этим необходимо обновить перечень задач исследований, дополняя их новыми направлениями научной деятельности. Безусловно, работу по данным направлениям должна возглавить Военная академия Генерального штаба совместно с АВН.

Для более эффективной проработки вопросов требуется привлечение всех научных организаций Министерства обороны, интеллектуального потенциала заинтересованных федеральных органов исполнительной власти. Как показывает практика, проблемные вопросы необходимо обсуждать на научно-практических конференциях, рассматривать в ходе «круглых столов». Только в этом случае появятся новые результаты в области теории и практики военной стратегии.

С изменением характера войны и условий ее подготовки и ведения перестают применяться одни принципы стратегии, другие наполняются новым содержанием.

Принцип предотвращения войны заключается в предвидении развития военно-политической и стратегической обстановки для своевременного выявления военных опасностей и угроз, своевременного реагирования на них.

Принципы заблаговременной подготовки государства к обороне обеспечиваются постоянной высокой боевой и мобилизационной готовностью Вооруженных Сил, а также созданием и поддержанием стратегических резервов и запасов.

В современных условиях получил развитие принцип ведения войны на основе скоординированного применения военных и невоенных мер при решающей роли Вооруженных Сил.

По-прежнему актуален принцип внезапности, решительности и непрерывности стратегических действий. Мы должны упреждать противника своими превентивными мерами, своевременно выявлять его уязвимые места и создавать угрозы нанесения ему неприемлемого ущерба. Это обеспечивает захват и удержание стратегической инициативы.

Работа по уточнению действующих и обоснование новых принципов должны продолжаться при консолидации усилий всего научного сообщества. Необходимо формировать принципы общего универсального характера и действий применительно к конкретно складывающейся обстановке.

Такими видятся основные направления развития теоретических положений военной стратегии. Однако, как сказал великий русский полководец Александр Васильевич Суворов: «Теория без практики мертва». Именно поэтому практическую деятельность военной стратегии невозможно представить без ее научного обоснования.

Ответ не заставит ждать

Фундаментальной основой практической реализации стратегии является создание системы исследования прогнозных сценариев развязывания и ведения военных конфликтов. Именно обоснованный прогноз служит исходными данными для разработки форм и способов применения Вооруженных Сил. В настоящее время теоретически проработана и практически подтверждена рациональная система, в которой важной составной частью являются действия по стратегическому сдерживанию.

Информационные технологии становятся одним из самых перспективных видов оружия

Сегодня Вашингтон продолжает курс на расширение системы военного присутствия непосредственно у границ России, разрушение договорных отношений по ограничению и сокращению вооружений, что ведет к нарушению стратегической стабильности. Так, в 2002 году США в одностороннем порядке вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны. Следующим их шагом после демонстративного приостановления участия в Договоре о ликвидации ракет средней и меньшей дальности может стать отказ от продления Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений СНВ-3. В последнее время Пентагон неоднократно заявлял о намерении использовать в военных целях космос. Для этого формируется новый род войск – космические войска.

В конечном счете все эти действия могут привести к резкому обострению военно-политической обстановки, появлению угроз, на которые нам придется отвечать зеркальными и асимметричными мерами. Потому актуальной задачей развития военной стратегии является обоснование и совершенствование мер ядерного и неядерного сдерживания. Любой потенциальный агрессор должен понимать, что всякая форма давления на Россию и ее союзников бесперспективна.

Наш ответ не заставит себя ждать. Для этого принимаются на вооружение и развертываются современные образцы ВВТ, в том числе принципиально новые виды оружия. Началось серийное производство новых образцов вооружения в интересах оснащения ими Вооруженных Сил. «Авангард», «Сармат», «Пересвет» и «Кинжал» показали свою высокую эффективность, успешно проходят испытания комплексы «Посейдон» и «Буревестник». Идет плановая работа по созданию гиперзвуковой ракеты морского базирования «Циркон».

Не подлежит сомнению факт, что в этой области мы уверенно лидируем по сравнению с технологически развитыми странами мира. Так, недавно принято решение о проведении научных и конструкторских работ по разработке наземных комплексов гиперзвуковых ракет средней и меньшей дальности.

Создание новых образцов не будет втягивать Россию в гонку вооружений. Достаточное для сдерживания количество новых комплексов создается в рамках запланированного военного бюджета.

Проводимая западными «партнерами» политика вынуждает нас на угрозу отвечать созданием угрозы, планировать в перспективе нанесение ударов по центрам принятия решений, а также пусковым установкам, позволяющим применение крылатых ракет по объектам на территории России.

Военные ученые должны активизировать исследования по поиску и внедрению новых способов применения перспективного вооружения, а также обоснованию форм противодействия возможным военным действиям вероятного противника в космосе и из космоса.

Важную роль для развития стратегии имеет сирийский опыт. Его обобщение и внедрение позволили выделить новую практическую область. Это выполнение задач по защите и продвижению национальных интересов за пределами территории России в стратегии ограниченных действий.

Основой ее реализации является создание самодостаточной группировки войск (сил) на основе формирований одного из видов Вооруженных Сил, обладающего высокой мобильностью и способного внести наибольший вклад в решение поставленных задач. В Сирии такая роль отведена формированиям Воздушно-космических сил.

Важнейшими условиями реализации данной стратегии являются завоевание и удержание информационного превосходства, опережающая готовность систем управления и всестороннего обеспечения, а также скрытное развертывание необходимой группировки.

Получили обоснование новые способы действий войск в ходе операции. Роль военной стратегии заключалась в планировании и координации совместных военных и невоенных действий российской группировки войск (сил) и формирований вооруженных сил заинтересованных государств, военизированных структур стран – участниц конфликта.

Получило развитие постконфликтное урегулирование. В Сирии впервые была разработана и апробирована на практике новая форма применения Вооруженных Сил – гуманитарная операция. В Алеппо и Восточной Гуте в сжатые сроки пришлось планировать и проводить мероприятия по выводу мирного населения из зоны конфликта одновременно с выполнением боевых задач по разгрому террористов.

Полученные результаты позволили выделить актуальные направления исследований вопросов применения Вооруженных Сил в ходе выполнения задач по защите и продвижению национальных интересов за пределами национальной территории.

Одно из направлений развития стратегии связано с созданием и развитием на базе современных информационных и телекоммуникационных технологий единой системы интегрированных сил и средств разведки, поражения и управления войсками и оружием. Она предназначена для обнаружения, выдачи целеуказания и нанесения избирательных ударов по критически важным объектам в масштабе времени, близком к реальному, стратегическим и оперативно-тактическим неядерным оружием. В дальнейшем военной науке необходимо разрабатывать и обосновывать систему комплексного поражения противника.

Следующее направление связано с масштабным применением роботизированных комплексов военного назначения, в первую очередь беспилотных летательных аппаратов, для повышения эффективности решения широкого спектра задач. Не меньшее значение приобретает создание системы противодействия применению БЛА противника и высокоточного оружия. Здесь призваны сыграть решающую роль силы и средства радиоэлектронной борьбы, которые обеспечивают избирательность воздействия исходя из типа объекта, его структуры, критичности по времени.

Задача военной науки состоит прежде всего в научной проработке вопросов формирования стратегии противодействия беспилотным летательным аппаратам в ВС РФ и обоснования перспективных средств радиоэлектронной борьбы с их интеграцией в единую систему.

Подчеркну: цифровые технологии, роботизация, беспилотные системы, РЭБ – все это должно быть в повестке развития военной науки, в том числе военной стратегии.

Война по прогнозу

Одна из характерных черт современных военных конфликтов – дестабилизация внутренней безопасности государства проведением противником диверсионно-террористических действий.

Именно поэтому проработка и совершенствование системы территориальной обороны, ее структуры, способов построения, обоснование комплекса мероприятий по ее постоянной готовности – важное направление развития военной стратегии.

Необходимо продолжить проработку вопросов координации действий сил федеральных органов исполнительной власти, распределения их полномочий, управления решением задач территориальной обороны в период эскалации военной угрозы и при возникновении кризисных ситуаций.

Особенно актуально обоснование создания комплексной системы защиты критически важных объектов инфраструктуры государства от воздействия во всех сферах в период непосредственной угрозы агрессии, когда противник будет стремиться дестабилизировать обстановку, создать атмосферу хаоса и неуправляемости.

Данный вопрос новый в теории и практике военной стратегии и подлежит всесторонней научной проработке. Результатом должны стать теоретические положения, а на практике – система совместного применения разноведомственных сил и средств по обеспечению комплексной безопасности.

До недавнего времени военной наукой исследовались вопросы применения Вооруженных Сил в традиционных сферах ведения военных действий – на суше, в воздухе и на море.

Анализ характера современных войн показал существенный рост значимости такой сферы противоборства, как информационная. Новая реальность войн будущего будет заключаться в том числе в переносе военных действий именно в эту сферу. Информационные технологии становятся по сути одним из самых перспективных видов оружия.

Эта сфера, не имея ярко выраженных национальных границ, обеспечивает возможности дистанционного, скрытного воздействия не только на критически важные информационные инфраструктуры, но и на население страны, непосредственно влияя на национальную безопасность государства. Именно поэтому проработка вопросов подготовки и ведения действий информационного характера – важнейшая задача военной науки.

Приоритетное направление – исследование вопросов повышения боевой мощи ВС РФ. Она определяется численностью и качественным составом ВС РФ, их укомплектованностью и технической оснащенностью, морально-психологическим состоянием, уровнем подготовки, боеготовностью и боеспособностью войск и сил.

В настоящее время планово реализуется программа по комплектованию ВС РФ военнослужащими по контракту. К исходу 2025 года их количество достигнет 475 тысяч военнослужащих. При этом потребность в призыве граждан на военную службу будет снижена.

Сегодня офицерский корпус Вооруженных Сил укомплектован подготовленными профессиональными кадрами. Имеют боевой опыт все командующие войсками военных округов, общевойсковыми объединениями, объединениями ВВС и ПВО, а также 96 процентов командиров общевойсковых частей и соединений.

Все виды и рода войск ВС РФ развиваются сбалансированно, своевременно оснащаются современными образцами вооружения. Заметно укрепилась ядерная триада, которая играет ключевую роль в сохранении стратегического паритета. Доля современного вооружения в нашей ядерной составляющей достигла 82 процентов.

Заметно вырос уровень оперативной и боевой подготовки войск и органов военного управления. Качественно меняются их возможности.

Внезапные проверки боевой готовности подтвердили способность войск и сил оперативно перебрасывать соединения и воинские части на большие расстояния, усиливать группировки на стратегических направлениях.

Традиционно важное направление – совершенствование системы идеологической и морально-психологической устойчивости населения и в первую очередь военнослужащих. Именно с этой целью в Вооруженных Силах воссоздана система военно-политической работы.

Важное направление развития военной стратегии и задача военной науки – поиск новых подходов к развитию связей между военной стратегией и экономикой. В интересах подготовки страны к решению оборонных задач стратегия призвана ответить на следующие вопросы. К какой возможной войне и по каким направлениям готовить экономику? Как обеспечить ее живучесть, устойчивость? Как целесообразнее разместить производственные объекты с учетом их защиты?

Тезис классика отечественной военной стратегии комбрига Александра Свечина – «экономика сумеет подчинить себе характер военных действий», выдвинутый почти 100 лет назад, стал объективной реальностью.

Отмечу, что в настоящее время многое сделано общими усилиями Министерства обороны и ОПК. Прежде всего выстроена эффективная система взаимодействия. Научно-исследовательские организации на основе анализа опыта военных действий участвуют в формировании требований к вооружению и контролируют их реализацию на всех этапах разработки – от эскизного проекта до государственных испытаний.

Таким образом, наука на основе прогнозного видения будущих войн определяет, какими должны быть перспективные образцы вооружения и военной техники. При этом военные ученые в упреждающем порядке ведут исследования по обоснованию форм и способов их применения.

Сложность современного вооружения такова, что наладить его производство в короткие сроки с началом военных действий вряд ли удастся. Поэтому все необходимое должно выпускаться в требуемом количестве и поступать в войска в мирное время. Мы должны всеми силами обеспечить техническое, технологическое, организационное превосходство над любым потенциальным противником.

Это требование должно стать ключевым при постановке задач и перед ОПК на разработку новых образцов вооружения, что позволит предприятиям вести долгосрочное планирование, а научным организациям – иметь ориентиры для развития фундаментальных и прикладных исследований.

Главное сегодня для военной науки – опережающее по отношению к практике, непрерывное, целенаправленное проведение исследований по определению возможного характера военных конфликтов, разработка системы форм и способов действий как военного, так и невоенного характера, определение направлений развития ВВТ. Крайне важно оперативное внедрение результатов фундаментальных и прикладных исследований в практику войск.

Решение данных задач возложено в первую очередь на военно-научный комплекс Вооруженных Сил. За последние годы он добился определенных успехов. Подготовлена система исходных данных для военного планирования на очередной среднесрочный период (на 2021–2025 годы). На этой основе уточняются и разрабатываются документы Плана обороны страны.

Наша военная наука всегда отличалась умением видеть и вскрывать проблемы на этапе их появления, способностью оперативно их прорабатывать и находить пути решения.

В основе статьи – доклад на военно-научной конференции АВН.

Валерий Герасимов,
начальник Генерального штаба – первый заместитель министра обороны РФ, генерал армии