Формирование гражданской идентичности в контексте задач реинтеграции Донбасса - 20 Ноября 2017 - world pristav - информатор

Военные события и политические новости

Главная » 2017 » Ноябрь » 20 » Формирование гражданской идентичности в контексте задач реинтеграции Донбасса
10:37
Формирование гражданской идентичности в контексте задач реинтеграции Донбасса

ДонбассПоиск путей и средств реинтеграции неподконтрольных территорий – на поточном этапе один из основных публичных дискурсов. Власть разрабатывает законопроекты, неправительственные мозговые центры ищут ответы с помощью исследований и публичных обсуждений. В ходе дискуссий поднимаются не только вопросы возвращения Донбасса. Граждан волнует и то, как воспримут жителей Донбасса те, кто защищает Украину на разных фронтах – участники АТО и волонтеры, те, кого в разной степени коснулась война. Что может объединить граждан, оказавшихся по разные стороны линии разграничения? В более широком смысле – это проблема установления гражданского мира и формирования политической нации: один из ключевых векторов реинтеграции, который, очевидно, должен быть определен на законодательном уровне.

Несформированность единой системы базовых ценностей и низкий уровень гражданской идентичности в масштабах всего украинского общества стали факторами усиления внешней агрессии, ее поддержки со стороны определенных групп местного населения. До сих пор они остаются активными. А на неподконтрольных территориях, в связи с активизацией усилий «русского мира» по воспитанию «донбасситов», их действие продолжает усиливаться. Как результат, в случае отсутствия средств противодействия и нейтрализации данных факторов, последствия реинтеграции могут оказаться противоположными ожидаемым.

Что такое реинтеграция?

Одним из первых в ходе публичных дискуссий поднимается вопрос о том, что следует понимать под реинтеграцией. Действительно, вопрос важный. Неправильные трактовки порождают множество проблем. Называя фактическую войну антитеррористической операцией, сложно выработать адекватный ситуации план действий. Украинский толковый словарь объясняет значение термина «реинтеграция» как «объединение на новых принципах того, что раньше было разобщенным», как «восстановление в гражданстве какого-либо государства лиц, которые ранее его имели». В самом определении присутствует акцент на том, что объединение должно происходить на новых принципах. Поэтому, если речь идет о реинтеграции как о государственной политике, очевидно, что эта политика должна быть направлена на выработку и реализацию этих новых принципов. Соответственно, и восстановление в гражданстве не может ограничиваться только возвращением формального статуса. Гражданство, кроме конституционных прав и обязанностей, предполагает еще и наличие ценностей, на базе которых формируется культура гражданственности. Поэтому стратегия реинтеграции должна включать не только меры по возвращению оккупированных территорий под контроль украинской власти. Ее ключевой составляющей должна выступать стратегия формирования гражданской идентичности и культуры гражданственности как у жителей возвращаемых территорий, так и у всех граждан государства, в целом.

Гражданская составляющая конфликта: причины и поиск путей решения

За время независимости в украинском обществе не сформировалось устойчивое чувство принадлежности к единой общности граждан государства. На этапе разрушения СССР доминировали советская и антисоветская идентичности. Первая, в основном, трансформировалось в восточно- и южно-региональную с доминированием советской составляющей. Именно эти элементы создали благоприятную почву для «прививания» «русского мира». Вторая – в западно- и центрально-региональную. На региональных уровнях сформировалось различное отношение к государству и собственному гражданскому статусу. Специфика идентичности в восточных и южных регионах – устойчивость и большой «вес» традиционных «паттернов»: жители южных и восточных областей склонны больше отождествлять страну с властью, тяготеют к «сильной руке», предпочитают патернализм и коллективизм. Ее опасность в том, что срабатывает цепочка: против власти – значит против Украины. Именно поэтому в сознании многих граждан нашли поддержку лозунги «против киевской хунты» и т.п. Жители центральных и западных регионов, напротив, тяготеют к более модерным ценностям: больше воспринимают Украину как землю, на которой родились. Они считают, что защищают страну, а не власть. Поэтому одной из ключевых задач реинтеграции становится трансформация различных в отношении к государству региональных идентичностей с учетом специфики соотношения элементов «традиции и модерна» в их структуре, формирование гражданского «мы» у жителей у всех регионов.

Причина войны – внешняя агрессия. Однако эта война имеет и внутригосударственную составляющую. Любая война отдаляет конфликтующие стороны, поэтому после ее окончания одной из первых возникает проблема примирения и формирования единого гражданского сообщества. Тот факт, что гражданский конфликт инспирирован извне, не означает, что он решится сам по себе, что деоккупация Донбасса автоматически обеспечит его преодоление. Гражданскую составляющую конфликта следует рассматривать в 3-х плоскостях:

  • На уровне всего государства. Отличие мировоззренческих, ценностных и геополитических ориентаций, комплекс проблем отношений с Россией до сих пор вызывают политическую дифференциацию граждан разных регионов. Тем более, что определенные политические силы продолжают разыгрывать эти карты.
  • На уровне приграничных с РФ регионов и прифронтовых территорий. Стоит вспомнить, как развивались события в 2014 г. в Харькове, Одессе, Запорожье. Даже на четвертом году войны мы не можем констатировать кардинального изменения политических ориентаций всех жителей приграничных регионов. Действительно, постепенно меняются «растерянные» – та часть граждан, которые до агрессии не имели причин задавать вопросы о собственной идентичности, но война подтолкнула их сделать выбор в пользу Украины. Однако часть пророссийских и сепаратистских настроений существенно не уменьшилась. Произошел лишь переход из открытой формы в скрытую. Сохранение такого положения вещей – мина замедленного действия. Как «прививка против сепаратизма» в этих регионах необходимо внедрение системы всеобщего гражданского воспитания. У жителей прифронтовых и освобожденных районов, очевидно, определенные трансформации настроений состоялись вследствие пережитого. Однако остается открытым вопрос о том, насколько эти изменения касаются ценностей и мировоззрения, способствуют ли они формированию гражданской идентичности.
  • На уровне оккупированных территорий. Очевидно, здесь мы имеем самый большой пласт проблем. Настроения «да здравствует Россия», которые обеспечили основу для агрессии, усиленно культивируются в информационной среде и в рамках «образовательной политики» самопровозглашенных «молодых республик». Еще один ключевой вектор «гуманитарной политики» – агрессивная антиукраинская пропаганда, которая больше всего направлена на детей и молодежь. Даже тот факт, что значительное количество жителей ОРДЛО разочаровались в России, ситуацию не улучшает, потому что с Украиной они себя тоже не идентифицируют.

Наличие трех уровней проблемы требует ее решения на этих уровнях.

Что разъединяет и может объединить украинцев?

До начала войны наиболее значительными разъединяющими факторами были: отношение к геополитическому выбору, к союзу с Россией и Беларусью, к НАТО, различия в языковых и культурных ориентациях. События последних 4-х лет внесли коррективы. Их можно проследить на основе результатов социологического исследования, проведенного в рамках проекта «Начало Национального диалога в Украине» фондом Демократические инициативы имени Илька Кучерива в январе — июне 2015 года. Факторы, наиболее разъединяющие украинцев, следующие: коррумпированность власти (28,9%); действия олигархов (28,8%); действия России, направленные на разъединение Украины (25,3%); манипуляция информацией через СМИ (23,7%); разделение украинцев методом политической агитации (19,7%). Итак, практически все разъединяющие факторы, по мнению респондентов, происходят от власти. Только 1,9% опрошенных высказали мнение, что Украина никогда не была единой и объединить ее невозможно. Респонденты не указали на факт войны и нахождения граждан по разные стороны линии разграничения как на главный или один из главных разъединяющих факторов.

Подтверждением неагрессивного и невраждебного отношения к жителям ОРДЛО можно считать и результаты общенационального опроса «Будущее оккупированных территорий Донбасса: возможные варианты», проведенного Фондом «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива совместно с Центром Разумкова в декабре 2016 года. Большинство респондентов считают граждан, которые остались в «ЛНР» и «ДНР» заложниками: семейных или материальных обстоятельств (31%), незаконных вооруженных формирований (24%), провальной политики центральной украинской власти относительно освобождения этих территорий (14,5%). Позицию «предатели, сознательно перешли на сторону врага» назвали только 6% опрошенных граждан.

Факторы, которые более всего могут сплотить народ Украины, согласно социологическим данным, полученным Центром Разумкова, это «стремление к существенному повышению благосостояния всех граждан Украины», «равные права и сосуществование в рамках одного государства». Приоритетность первого в региональном разрезе такая: Запад 38%; Юг 34,9%; Восток 38,1%; Центр 25,5%. Второго 19,3%; 33,2%; 33%; 26,1% соответственно. Вышеупомянутое исследование Фонда Демократические инициативы, в свою очередь, показывает динамику настроений. На вопрос о том, какие действия имели бы наибольшую эффективность для примирения украинцев, варианты «победа в войне» и «реальная борьба с коррупцией» выбрали наибольшее количество респондентов – 35,9% и 34,6% соответственно. 34% отметили «улучшение социально-экономического положения в стране», а 18,4% – «верховенство права». Благополучие и равенство в правах остались приоритетными, но опустились на более низкие ступени в связи с актуализацией потребности в безопасности и медиатизации проблемы коррупции. Новым является то, что 16,2% респондентов отметили «образовательные программы». Итак, общество не просто начинает осознавать потребность в политических и гражданских знаниях. Значительная часть украинцев видят в образовании главный путь к примирению.

В обществе формируется запрос на политику гражданского примирения. Результаты социологического исследования «Начало Национального диалога в Украине» Фонда Демократические инициативы имени Илька Кучерива показывают, что 56,8% респондентов считают актуальным проведение государственной политики, направленной на примирение украинцев. Присутствует ли такая государственная политика в Украине? Что знают о ней граждане? 24,1% опрошенных указали, что видели телепрограмму по этой тематике. 9,1% слышали о круглых столах, обсуждениях вопроса в своем населенном пункте. 6,8% слышали об уроках, лекциях в учебных заведениях по этой тематике. 55,4% ничего об этом не знают. Таким образом, общество демонстрирует запрос на государственную политику, но не видит намерений власти по решению проблемы и реакции на запрос.

На основании результатов упомянутых исследований можно сделать некоторые выводы:

  • Факторы, разъединяющие украинцев, сместились с геополитической и культурной плоскостей в плоскость деятельности власти (постмайданной, «демократической»). Опасная тенденция – объединение на основе недоверия к власти.
  • Отношение большинства граждан к жителям неподконтрольных территорий, в целом, толерантное.
  • К приоритетным объединяющим факторам, кроме традиционного повышения благосостояния, граждане отнесли ценностные – верховенство закона, равные права.
  • Сформировалась определенная корреляция между численностью граждан, указавших на «верховенство права», как на объединяющий фактор, и на образовательные программы, как на путь к примирению. Очевидно, это свидетельство роста запроса на формирование ценностей цивилизованного общества и понимания того, что путь к внедрению этих ценностей, как и к примирению, проходит через образование.
  • Несмотря на общий низкий уровень враждебности по отношению к жителям ОРДЛО, большинство украинцев считают необходимой государственную политику примирения. Это может быть результатом интуитивного ощущения или сознательного понимания того, что процесс реинтеграции будет иметь ряд «подводных камней», натолкнувшись на которые, толерантность может дать большую трещину или вообще разрушиться.

«Подводные камни» реинтеграции

Первая проблема, которая очевидна уже сегодня – отсутствие в течение более трех лет государственной политики в отношении оккупированных территорий. Более половины граждан указали на собственное незнание того, что делает или планирует делать государство для прекращения войны и примирения украинцев. Незнание и неопределенность всегда порождают страх.

Как свидетельствуют результаты уже упоминавшегося опроса «Будущее оккупированных территорий Донбасса: возможные варианты», проведенного Фондом «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива совместно с Центром Разумкова в декабре 2016 года, ни один из обсуждаемых в политическом дискурсе вариантов решения конфликта на Донбассе не набирает явной приоритетности в общественном мнении. Фактически во всех предложенных компромиссах имеются значительные различия в отношении граждан, что четко прослеживается в региональном разрезе. Поэтому любое решение может существенно усилить напряженность и противостояние в обществе.

Приведенные выше результаты исследований дают представление об отношении граждан с подконтрольной территории к жителям ОРДЛО. Другая сторона проблемы – отношение жителей ОРДЛО к тем, кто по другую сторону линии разграничения. Конечно, здесь мы не можем оперировать результатами исследований из-за отсутствия таковых. Косвенные свидетельства об их отношении можем получать на основании анализа информационного микса «русский мир-«ДНР/ЛНР»», личных впечатлений внутренне перемещенных лиц, посещающих время от времени неподконтрольные территории. Основные ингредиенты этого микса – идентификация с «русским миром» или «донбасситами» и «идентификационная растерянность». Идентификация с Украиной в определенной степени присутствует, но в силу объективных причин определить ее степень и масштабы сегодня невозможно. Однако логичным выглядит предположение о ее ослаблении вследствие увеличения периода оккупации.

Достаточно толерантное отношение к жителям оккупированных территорий во многом обусловлено сочувствием к людям, которые стали заложниками войны. Сочувствие – это эмоциональный, а не ценностный компонент. Эмоции имеют способность быстро меняться под влиянием обстоятельств. Первыми и главными среди таковых стают условия, на которых РФ согласится вернуть Донбасс и которые примет Украина (очевидно, со стороны РФ не стоит ждать благоприятного для Украины варианта), а также вопрос о том, кто будет платить за восстановление Донбасса (вряд ли РФ намерена это делать, а международные судебные процессы могут длиться десятилетиями). По этому поводу уже сейчас звучат предостережения. Учитывая обеднение украинцев и пребывание проблемы благосостояния на первом месте, отсутствие поддержки любого из обсуждаемых в публичном дискурсе компромиссов, не трудно прогнозировать кардинальное изменение эмоций и настроений в связи с экономическими вопросами. Вопрос о готовности граждан платить за восстановление Донбасса социологи пока не включают в исследования. Однако получить определенные представления о возможных изменениях настроений можно хотя бы на основе просмотра отзывов на сообщение о том, что оккупированные территории Донетчины задолжали за воду 1,6 млрд. грн. Таким образом, очевидным становится вывод о необходимости усилий по трансформации неустойчивой эмоциональной поддержки обществом реинтеграции в устойчивую ценностную, государственно-идеологическую. Эта стратегическая составляющая должна быть основой всех государственных программ и законов.

Процесс реинтеграции: видение власти

Вопрос реинтеграции Донбасса фактически «ворвался» в политическую повестку дня в середине июня этого года. Именно тогда Петр Порошенко анонсировал разработку соответствующего законопроекта (альтернативы уже зарегистрированным законопроектам Оксаны Сыроид и Мустафы Найема), направленного на обеспечение процесса воссоединения с временно неподконтрольными территориями.

Распоряжением от 11.01.2017 г. № 8-р Кабинет Министров Украины утвердил план мероприятий, направленных на реализацию некоторых принципов государственной внутренней политики по отдельным районам Донецкой и Луганской областей, где органы государственной власти временно не осуществляют свои полномочия. Как следует из содержания документа, эти принципы касаются усиления противодействия коррупции и теневой экономической деятельности; развития внутреннего рынка; создания благоприятных условий для развития предпринимательства; недопущения возникновения задолженности по заработной плате; обеспечения прав и свобод граждан и повышения качества социальных услуг; усовершенствования системы предоставления административных и социальных услуг; улучшения социальной защиты детей, утверждения благополучной семьи; обеспечения равного доступа к качественному образованию.

Перечисленные в документе задачи отражают текущие проблемы и определяют меры, которые призваны способствовать их решению: усовершенствование процедур пропуска через линию соприкосновения; организация функционирования гуманитарно-логистических центров вблизи контрольных пунктов; предоставление гражданам социальных услуг, услуг по трудоустройству на контролируемой территории и т.п. Предусматриваются меры по защите детей, находящихся в зоне боевых действий. Как отдельные задачи выделяются содействие созданию единого культурного пространства Украины и содействие осуществлению «народной дипломатии». Действительно, задачи важные, а меры необходимые. Однако документ не выглядит стратегическим. В нем не ставятся задачи по формированию гражданского пространства, общей системы ценностей и гуманитарного просвещения граждан.

Министерство образования и науки Украины привлечено к выполнению задачи по обеспечению свободного доступа граждан с неподконтрольных территорий к образованию всех уровней и к разработке программ и материалов для дистанционного обучения. Никакого упоминания о том, что ученикам и выпускникам, которые прошли «гуманитарную подготовку» в «лучших традициях» великорусского шовинизма, необходимо основательное просвещение, в документе нет. Речь не идет и о необходимости изучения тех дисциплин, которые точно не преподавались в самопровозглашенных «республиках» – истории Украины, украинского языка и литературы и т.д.. Таким образом, образовательные задачи сведены к минимуму в то время, когда именно образование, как главный социальный институт, должно играть одну из ключевых ролей.

Фактически, содержание мероприятий указывает на то, что формирование гражданской идентичности и воспитание граждан в духе базовых ценностей и принципов демократии не относится к «некоторым основам государственной внутренней политики по отдельным районам Донецкой и Луганской областей, где органы государственной власти временно не осуществляют свои полномочия». Без этого реинтеграция, в лучшем случае, станет механическим склеиванием разнородных частей на неопределенный период. В худшем – приведет к разрушительным последствиям.

6 октября Верховная Рада приняла в первом чтении проект Закона Украины «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях». В ст. 4 законопроекта определяются цели государственной политики по восстановлению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей Украины: освобождение этих территорий и восстановление конституционного порядка на них; защита прав, свобод и законных интересов граждан Украины, пострадавших в результате российской агрессии; укрепление независимости, государственности, обеспечение единства и территориальной целостности Украинского государства. Очевидно, укрепление государственности и обеспечение единства невозможно без создания основы для этого единства в виде системы базовых ценностей, важных для каждого члена общества. Чтобы стать важными, ценности должны быть не только усвоены теоретически, но и трансформироваться в принципы, которыми граждане руководствуются в повседневной жизни. А это уже результат гражданского воспитания. Очевидно, следующие статьи законопроекта должны были бы определять конкретные задачи в этой области и средства их реализации.

В ст. 5 упомянутого проекта Закона речь идет об использовании имеющихся возможностей для защиты прав и свобод граждан. Ст. 6 декларирует восстановление гуманитарных и культурных связей, обеспечение доступа к украинским СМИ. Ст. 7 указывает на меры по укреплению обороны и возможностей для безопасности, которые должны быть осуществлены согласно Уставу ООН и положений по безопасности, зафиксированных в Минских документах. Ст. 9 и 10 регламентирующие применение Вооруженных Сил Украины и воинских формирований, определяют функции по руководству, планированию, организации и контролю выполнения задач по обеспечению обороны и безопасности. То есть, определяются только военные, международно-правовые, дипломатические и организационные средства. Можно ли только с помощью этих средств решить задачи по укреплению государственности и обеспечению единства? Очевидно, нет.

Политики и журналисты довольно часто применяют названия «закон о деоккупации» и «закон о реинтеграции». Оба названия не соответствуют сути закона. Содержание статей дает основания для вывода, что этот закон в основном о переформатировании режима АТО и восстановлении безопасности. В законе не определены пути и механизмы деоккупации. Речь не идет и о направлениях и средствах реинтеграции. Конечно, потребность назвать вещи своими именами назрела давно, а закон опоздал, как минимум, на три года. Однако это только первый шаг. Следующим должен быть закон о деоккупации с четким определением ее стратегии. Но восстановление безопасности и переход территорий под контроль украинской власти не устраняют ключевую причину внутренней, местной, поддержки агрессии доминирование ценностей «русского мира» на уровне определенных региональных сообществ. Особенно это касается неподконтрольных территорий, и в значительной степени прифронтовых районов. Учитывая информационную, образовательную и «гуманитарную» политику РФ на оккупированных территориях, можно констатировать обострение проблемы. Наиболее сокрушительный удар испытывает сознание детей и молодежи, поскольку первичная социализация происходит в среде агрессивного сепаратизма и культивирования ненависти ко всему украинскому. Поэтому закон о реинтеграции с определением правовых, экономических, гуманитарных, образовательных векторов это третье необходимое звено.

Не стоит надеяться и на то, что без целенаправленных усилий со стороны государства и учебных заведений кардинально изменились ценностные компоненты сознания жителей южных и восточных областей. Сепаратистские настроения перешли в скрытую форму, а советско-российская система жизненных ценностей и ориентиров остается определяющей. При определенных условиях скрытое, замаскированное и «спящее» может снова стать явным и активным. Эту опасность не стоит игнорировать. Поэтому закон о реинтеграции должен включать положения, реализация которых будет способствовать духовному и гражданскому объединению жителей освобожденных территорий и «большой Украины». Прежде всего – это система многоуровневого гражданского воспитания, разработанная с учетом региональных особенностей политического и гражданского сознания.

Кроме того, присутствует еще одна составляющая процесса, которую нельзя оставлять без внимания. Принятый в первом чтении законопроект имеет очевидные плюсы. То, что на четвертом году войны вещи названы своими именами и определены ответственные, заложены механизмы для защиты прав собственности – позитив. Однако некоторые положения уже вызвали протесты политических сил, представляющих различные сегменты партийного спектра. Они прошли в различных формах – от блокирования трибуны и драки в парламенте, заявлений в СМИ и до уличных акций. Но каждая из этих политических сил опирается на более или менее институционализированную поддержку определенных социальных общностей. Поэтому, обострение политического противостояния обязательно приведет к увеличению социальной напряженности и социальной дистанции на подконтрольной территории. Учитывая то, что в процессе реинтеграции придется решать более сложные задачи, чем констатация очевидного, необходима подготовка поля для широкого общественного и политического диалога. Любой диалог может быть эффективным только тогда, когда его участники разделяют базовые ценности и принципы. Таким образом, снова выходим на проблему гражданского образования как средства формирования системы жизненно важных ценностей и воспитания гражданской идентичности.

Выводы

Карта Украины политически разноцветная. Это нормальное и даже цивилизационно позитивное явление. Но при условии, что общество объединено системой базовых ценностей и гражданской идентичностью. В Украине гражданская идентичность до сих пор не стала доминирующей. Региональные идентичности имеют объективные основания как на Востоке, так и на Западе. Они усиливаются внешними факторами и неэффективной политикой государства. Это предопределяет необходимость проведения политики реинтеграции в широком смысле, с охватом всего государства.

Неоднородность общества по идентификационным признакам обусловливает необходимость формирования в масштабах всего государства, как минимум, двух базовых составляющих полноценной гражданской идентичности: чувства собственной принадлежности к сообществу граждан государства (я – гражданин) и ощущение коллективной принадлежности и субъектности (мы – граждане).

Проблема формирования гражданской идентичности в условиях войны достигла максимальной остроты. Без быстрых и эффективных шагов со стороны власти в направлении ее решения не представляется возможной не только реинтеграция неподконтрольных территорий, но и сохранение целостности государства уже в близком будущем. Идентичность граждан, объединенных не только формальной принадлежностью к одному государству, но и общей социальной памятью, системой ценностей и смыслов – это фундамент государственности. Без него сооружение не выдерживает потрясений. Печальный опыт уже имеем, время делать выводы.

Называя принятый в первом чтении проект Закона Украины «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» законом о «деоккупации» или «реинтеграции», политики и СМИ вносят путаницу в сознание граждан. Статьи закона не отражают сути и содержания этих процессов.

Процесс реинтеграции оккупированных территорий должен быть результатом общественного договора. Роль власти в процессе заключения и реализации такого договора — формирование на уровне всего общества ценностных основ гражданской идентичности; разработка альтернатив и отбор приемлемых для общества компромиссов; формирование нормативной базы на основе вышеупомянутых составляющих; обеспечение выполнения законов.

Рекомендации

Осознание себя гражданами государства невозможно без наличия в сознании каждого системы базовых ценностей, приемлемых и важных для всех. Воспитание этих ценностей – одна из задач политического и гражданского образования. Общество и государство остро нуждаются в долгосрочной государственной политике, направленной на формирование украинской политической нации. Воспитание гражданской идентичности – базовый, но не единственный вектор этой политики. Задача государства – создать эту стратегию, воспользовавшись, в том числе, и теми наработками, которые уже есть в общественном секторе.

После восстановления государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях, следующим шагом должна стать их реинтеграция – духовное объединение со всем обществом на основе системы политических ценностей, присущих цивилизованной демократической стране. В законодательной плоскости это предполагает разработку и принятие закона о реинтеграции, который определит стратегию формирования гражданской идентичности с охватом всего государства.

Стратегия реинтеграции должна определять политику на трех уровнях:

  • на общегосударственном;
  • на уровне временно оккупированных территорий;
  • на уровне пограничных областей и прифронтових районов.

Первоочередное внимание должно быть сконцентрировано на внедрении в массовое сознание той системы ценностей, на основе которых жители разных регионов почувствуют духовное единство и принадлежность к единой общности граждан государства Украина. Нормативные акты, принятые на уровне исполнительной власти, должны определять конкретные пути и средства реализации этой стратегической цели.

Для временно оккупированных территорий должна быть разработана специальная масштабная программа гражданского воспитания, которая включала бы не только меры по преодолению последствий «гуманитарного образования» в ОРДЛО и воспитанию демократических ценностей, но и подготовку специалистов для ее реализации.

Необходимо также разработать и принять закон о гражданском образовании и воспитании с последующим внесением изменений в Законы «Об образовании» и «О высшем образовании». В этом законе должна быть отражена образовательная составляющая реинтеграции на трех вышеупомянутых уровнях.

Вопрос трансформации сознания общества это такой же вопрос национальной безопасности, как армия и оборона. Ситуация требует того, чтобы он решался не только в парламенте и в правительстве. Вопрос целесообразно вынести на обсуждение в СНБО с последующим принятием решений.

 

Материал подготовлен в рамках проекта, реализуемого при финансовой поддержке Европейского фонда демократии (EED) и Правительства Канады

 

Система Orphus Просмотров: 86 | Добавил: epaulette | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:


Высказанные в текстах мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar


Loading...

Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Курс валют
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Видеоподборка





Новости партнёров
Loading...
Cкачать бесплатно программы

Полезные ссылки

Анализ сайта онлайн Яндекс.Метрика

E-mail:wpristav@yandex.ru




Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2017 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz