Жизни миллиардов людей в Европе и Восточной Азии были преднамеренно помещены в перекрестье прицела в результате стремления Вашингтона нарастить ядерные арсеналы, направленные против Пекина и Москвы.

Американские военные планировщики намерены не только создавать, но и применять ядерное оружие в ходе вооруженных конфликтов. Их цель – продемонстрировать потенциальным противникам, что для США не существует никаких гуманитарных или моральных ограничений и что Вашингтон превосходит своих соперников не только в вооружениях, но и в кровожадности.

Подобные планы верстаются в обстановке секретности. При этом газета New York Times отнеслась к выходу из договора как если бы проблемы вообще не существовало. Вопрос не появился на первой полосе, газета не опубликовала редакционную статью или хотя бы колонку. Эту тему не обсуждали и на воскресных телевизионных ток-шоу.

Главный замысел выхода администрации Трампа из договора имеет отношение к нарастающему конфликту с Китаем

Демократы (почти все) помалкивают о последствиях этого выхода и об опасности глобальной войны. А тема любого сопротивления войне исключена из повестки дня приближающихся промежуточных выборов в конгресс 2018 года.

Однако в специализированной внешнеполитической прессе и в публикациях исследовательских организаций ядерная война – тема, превосходящая все остальные. Даже до объявления Белого дома издание Foreign Affairs посвятило целый номер обсуждению ядерной войны, а на обложке разместило изображение ракетного пуска.

Журнал содержит колонку Элбриджа Колби, одного из главных авторов национальной оборонной стратегии (National Defense Strategy), опубликованной Пентагоном в январе. В ней фактически провозглашается окончание «войны с террором» и начало «соревнования великих держав».

Колби, бывший второй заместитель министра обороны по стратегическим вопросам и развитию вооруженных сил, назвал статью «Хочешь мира, готовься к ядерной войне». Он пишет: «Риски балансирования на грани ядерной войны могут быть огромны, но так же огромны и выгоды от обретения ядерного преимущества над противником».

«Любая будущая конфронтация с Россией или Китаем может стать ядерной, – предупреждает Колби. – В тяжелой войне с непредсказуемым исходом каждая из воюющих сторон может достать ядерную саблю для того, чтобы поднять ставки и испытать решимость противной стороны или просто продолжить боевые действия».

Здравомыслящий человек посмотрел бы на это как на аргумент в пользу запрета ядерного оружия. Но в умах профессиональных убийц Пентагона это говорит в пользу необходимости создавать и применять такие вооружения.

«Лучший способ избежать ядерной войны, – пишет Колби, – быть готовым к ведению ограниченной ядерной войны». В нынешнем опасном мире чиновники США должны демонстрировать, «что Соединенные Штаты готовы к ведению ограниченных эффективных ядерных операций».

Другими словами, бывший замминистра защищает применение ядерного оружия в ходе боевых действий и не в качестве составной части сценария «судного дня», а при эскалации обычного вооруженного конфликта, будь то в Прибалтике против России или в Юго-Восточной Азии против Китая.

В этих аргументах присутствует безумие, но такое, под которым имеется объективная основа. Капиталистический мировой порядок, захлебывающийся из-за неразрешимых конфликтов между национальными государствами и глобальной экономикой, ведет человечество к катастрофе.

И хотя ДРСМД был заключен с Россией, главный замысел выхода администрации Трампа из этого договора имеет отношение к нарастающему конфликту с Китаем. В одной из статей, приветствовавших это решение, издание National Interest назвало этот ход новым китайским кошмаром. Вашингтон, пишет журнал, рискует «оказаться существенно превзойденным по количеству ракетных вооружений с дальностями, предназначенными для безопасного контроля становящихся все более недружественными морей и воздушного пространства западного региона Тихого океана».

«Выход США из ДРСМД, однако, может изменить эту динамику, – констатирует журнал, добавляя: – Новые американские неядерные системы… могут быть размещены на непотопляемых, удаленных территориях, таких как Япония, Филиппины и Австралия».

Но даже если эти страны и непотопляемы, они все равно являются домом для миллионов людей. Им, живущим вблизи таких ракетных баз, конечно, будет сказано, что ядерная война маловероятна. А в это самое время лица, принимающие политические решения, в секретных документах будут планировать, сколько именно миллионов людей погибнет.

Движимой силой, стоящей за балансированием Вашингтона на грани ядерной войны, является продолжительный упадок глобального экономического могущества Соединенных Штатов по сравнению с их противниками, главным образом КНР. И этот процесс вошел в острую фазу в последние годы, когда правящая китайская элита предприняла сосредоточенные усилия по развитию в стране производств с высокой добавленной стоимостью и высокотехнологичного сектора.

В начале этого месяца в речи, провозгласившей новый этап военной и экономической эскалации против Китая, вице-президент США Майк Пенс потребовал, чтобы Пекин прекратил усилия по контролю того, что он назвал командными высотами экономики XXI века, включая робототехнику, биотехнологию и искусственный интеллект. Он дал ясно понять, что при администрации Трампа Соединенные Штаты защищают свои интересы с возобновленной американской силой.

«Мы модернизируем свой ядерный арсенал, – грозил Пенс. – Мы размещаем и разрабатываем новые прорывные истребители и бомбардировщики. Мы строим новое поколение авианосцев и боевых кораблей. Мы инвестируем в наши вооруженные силы, как никогда ранее».

Эти активные приготовления к ядерному конфликту, который будет тотальной войной полицейского государства с применением репрессий против политической оппозиции любого рода, ведутся за спиной общественности, которая в подавляющем своем большинстве настроена против.

Вовсе не выступая против наращивания вооружений, демократы в последние два года сосредоточили свою критику Трампа на утверждении того, что он недостаточно агрессивен по отношению к России. Это, кроме прочего, стало предлогом для установления режима интернет-цензуры, цель которой – заткнуть рот внутренней оппозиции.

Только рабочий класс в состоянии остановить эту безумную политику. Международный комитет 4-го Интернационала подтверждает те важные принципы, которые он выдвинул в своем заявлении от февраля 2016 года «Социализм и борьба против войны»:

  • Базой борьбы против войны должен стать рабочий класс – величайшая революционная сила общества, объединяющая все прогрессивные элементы населения.
  • Новое антивоенное движение должно быть антикапиталистическим, поскольку серьезную борьбу против войны можно вести, только борясь за окончание диктатуры финансового капитала и той экономической системы, которая является фундаментальной причиной милитаризма и войны.
  • Новое антивоенное движение поэтому должно быть абсолютно независимо от всех политических партий капиталистического класса и враждебно по отношению к ним.
  • Новое антивоенное движение должно быть превыше всего интернациональным, мобилизующим огромную мощь рабочего класса в единой глобальной борьбе против империализма. На постоянную войну буржуазии необходимо ответить перманентной революцией рабочего класса. Стратегической целью ее должна стать отмена национальных государств и установление всемирной социалистической федерации. В результате станут возможными рациональное, плановое развитие глобальных ресурсов и на этой основе ликвидация бедности, а также подъем человеческой культуры на новые высоты.

Copyright © Andre Damon, World Socialist Web Site, 2016

Издатель (http://www.wsws.org/en/articles/2018/10/24/pers-o24.html)

Андрэ Дэймон,
публицист (США)