Армения: оппозиционные кролики перед пашиняновским удавом - 7 Декабря 2018 - world pristav - военный информатор

Военные события и политические новости

Главная » 2018 » Декабрь » 7 » Армения: оппозиционные кролики перед пашиняновским удавом
21:20
Армения: оппозиционные кролики перед пашиняновским удавом

После того как Национальное собрание Армении (НСА) дважды — 24 октября и 1 ноября с. г. — не утвердило кандидатуру премьер-министра и, согласно конституции и действующему законодательству, было распущено «силой закона», президент Армении Армен Саркисян издал указ о назначении досрочных выборов в НСА на 9 декабря 2018 года. В выборах принимают участие 9 партий и два избирательных блока. Для прохождения в НСА партиям необходимо набрать 5% голосов избирателей, а избирательным блокам 7%, минимальный порог явки отсутствует, а при подсчёте избирательных бюллетеней за 100% принимаются только бюллетени, поданные «за» политические партии или кандидатов, т. е., недействительные/испорченные бюллетени и бюллетени неустановленного образца не учитываются вне зависимости от их количества. По действующему Избирательному кодексу Армения разделена на 13 избирательных округов, 4 из которых находятся в Ереване, а 9 — в областях. Участвующие в выборах партии и избирательные блоки представляют по каждому округу два списка — пропорциональный и рейтинговый. Это означает, что избиратель выбирает не только партию, но и голосует за конкретных людей, представленных в списке партии по данному территориальному округу.

Таким образом, половина депутатов проходят в НСА по пропорциональному списку партий и блоков, а вторая половина по рейтинговым спискам. В НСА должно быть не менее 101 депутата, ещё четверо могут быть представителями национальных меньшинств (русских, курдов, ассирийцев и езидов). В составе НСА должно быть не менее трёх политических сил, а победитель выборов, несмотря на набранные проценты голосов, не может иметь более 2/3 депутатских мест. Поэтому в НСА могут попасть даже партии и блоки, не набравшие проходное количество процентов, а просто занявшие на выборах 2-е и 3-е места, и между ними распределят оставшуюся 1/3 депутатских мест пропорционально полученным ими результатам. Кстати, именно таким образом попал в состав Совета старейшин Еревана в сентябре с. г. блок «Луйс» («Свет»), набравший вместо необходимых 7% только 4,99%, но занявший на выборах заветное 3-е место. Законы принимаются НСА простым большинством, для принятия законов или поправок в законы, являющихся конституционными, т. е., принимаемыми по вопросам, прямо предусмотренными конституцией, необходимо 3/5 голосов, а для внесения изменений в конституцию необходимо большинство в 2/3 списочного состава депутатов НСА. Первое заседание новоизбранного НСА пройдёт 24 декабря с. г.

Абсолютный победитель выборов в НСА известен заранее — это блок «Мой шаг» и. о. премьера Никола Пашиняна, пришедшего к власти в мае с. г. в результате протестного движения. И поскольку 2-е место гарантированно займёт партия одного из богатейших людей Армении Гагика Царукяна «Процветающая Армения» (ПА), то интрига данных выборов заключается лишь в вопросах о том, сколько процентов голосов и, соответственно, мест в парламенте наберёт победитель, и кто займёт с любым результатом 3-е место, поскольку, согласно проведённому армянским представительством Gallup International association — ООО «Эм Пи Джи» 1−4 декабря опросу, 69,4% избирателей, которые заявили о своём участии в выборах, намерены проголосовать за блок «Мой шаг», 5,7% — за ПА, 3,8% — за партию «Просвещённая Армения» бывшего соратника Пашиняна по блоку «Елк» в предыдущем составе НСА Эдмона Марукяна, 1,4% — за созданную в сентябре с. г. партию «Сасна црер», 1,3% — за экс-правящую Республиканскую партию Армении (РПА) экс-президента и экс-премьера Сержа Саргсяна, 1,2% — за одну из старейших партий Армении «Дашнакцутюн» (Армянская Революционная Федерация — АРФ), остальные участники набирают меньше одного процента на каждого.

Среди основных причин, приведших к краху РПА, в течение нескольких месяцев превратившейся из правящей в стране последние 18 лет партии в одного из аутсайдеров выборного процесса, прежде всего следует отметить неуёмную жажду личной власти со стороны председателя РПА Сержа Саргсяна, которому после двух пятилетних сроков руководства страной в качестве президента захотелось поруководить Арменией ещё и в качестве премьер-министра, причём существующее законодательство позволяет премьеру руководить страной практически бессрочно, поскольку количество премьерских сроков, в отличие от президентских, законодательством не ограничено. Естественно, что такая узурпация власти со стороны чиновника, к тому же ранее утверждавшего, что он не будет претендовать на место премьера, и не пользовавшегося особым авторитетом в обществе в бытность президентом, вызвало недовольство у значительной части населения, которое и использовали определённые силы в качестве повода для организации протестной акции под лозунгом «Отвергни Сержа», в результате которой «отвергли» не только «Сержа», но и монополию на власть РПА в целом, а руководство РПА, как показали события, оказалось неспособно критически оценивать складывающееся в государстве положение и принимать своевременные и адекватные ситуации решения.

Следует отметить также и то, что процесс организации акции по «отвержению Сержа», а также поведение самого Саргсяна и до, и во время, и после этого процесса вызывает устойчивое впечатление о наличии у этого процесса не просто неких «теневых организаторов», но даже определённого единого «режиссёра» для обеих сторон, по сценарию которого этот процесс и проходил. Например, сложно представить, чтобы своё намерение занять премьерское кресло после двух президентских сроков Саргсян никак не обсуждал с «зарубежными партнёрами», и, учитывая его моментальную и, главное, абсолютно «правильную» реакцию на «окрик» из ЕС после задержания 22 апреля с. г. протестующих, включая Пашиняна, вряд ли можно допустить. что Саргсян пошёл бы на этот шаг без консультаций или, тем более, если бы «представители ЕС» возражали.

Данная ситуация весьма напоминает украинскую, когда в 2004 году экс-президент Украины Леонид Кучма зондировал реакцию Запада на возможность своего выдвижения на третий срок и предложил для этого в качестве своего «преемника» дважды «несудимого» Виктора Януковича в расчёте на то, что в этом случае Запад всё-таки предпочтёт оставить на третий срок его. Но к этому времени и уже давно на гражданке США Кэтрин Чумаченко (Katherine-Claire Chumachenko) женили и даже прочно закрепили этот союз рождением троих детей главу Национального банка Украины Виктора Ющенко, который и должен был стать «хоть тушкой или чучелом», как в известном анекдоте, хоть в результате незаконного и антиконституционного «третьего тура», как в действительности, но президентом Украины. Естественно, что, выдвигая в качестве кандидата в президенты судимого в прошлом Януковича, Кучма в тот момент даже и не подозревал, что этим он только способствовал осуществлению планов Запада по продвижению на пост президента своего протеже в лице Ющенко.

Примерно так же можно оценивать и действия Саргсяна, который считал, что игнорируя протесты против его премьерства, в том числе начавшуюся 31 марта круглосуточную акцию под руководством оппозиционного депутата НСА из фракции «Елк» Никола Пашиняна под названием «Мой шаг», он идёт к окончательному закреплению своей власти путём своего избрания премьер-министром на специальном заседании НСА 17 апреля. Но, как оказалось, в действительности он таким образом всего лишь создавал повод для своего «отвержения» и ликвидации монополии на власть РПА, имевшей на тот момент постоянное большинство в НСА и Совете старейшин Еревана, который выбирает мэра столицы, и победившей почти на всех выборах местного уровня. И достаточно было в этот период избрать премьер-министром любого другого представителя РПА, хотя бы бывшего в период президентства Саргсяна премьером Карена Карапетяна, и РПА по-прежнему оставалась бы во власти.

И потому неизбежно возникают вопросы — то ли Саргсян проигнорировал эту акцию исключительно вследствие своей самонадеянности, то ли получил определённые заверения, что акция «Мой шаг» не несёт угрозы его премьерству, поскольку согласно проанонсированной формуле акции «14+4» — 14-дневное шествие по городам Армении от Гюмри к Еревану и четырёхдневные акции протеста в центре Еревана — 17 апреля, т. е., в день избрания Саргсяна премьером, акция должна была завершиться. Но можно допустить игнорирование акции «Мой шаг» вследствие её немногочисленности во время шествия её участников от Гюмри к Еревану, к тому же её не поддержали даже соратники Пашиняна по блоку «Елк», но многотысячные митинги в Ереване и других городах Армении, резко, как по мановению волшебной палочки, начавшиеся с 14 апреля, должны были как минимум насторожить Саргсяна и руководство РПА и заставить хотя бы не спешить с избранием Саргсяна премьером, чтобы сначала разобраться в ситуации, но этого не произошло.

На предположение о существовании неких «теневых» договорённостей наталкивает и избрание в НСА 2 апреля по предложению Саргсяна президентом Армении Армена Саркисяна, который 9 апреля принял присягу и официально вступил в должность. Как показали дальнейшие события, Саркисян стал отнюдь не партнёром Саргсяна и РПА, и даже не «беспристрастным арбитром», а, скорее, неким «смотрящим» за продвижением Пашиняна к власти, что нагляднее всего продемонстрировали его отказ подписать, а затем и последовавшая с его стороны фактическая блокировка вступления в силу принятых НСА 2 октября изменений в закон «О регламенте Национального собрания», которые должны были позволить депутатам застраховаться от возможного искусственного роспуска парламента. После этого совсем по другому смотрится и телефонный разговор Саркисяна с министром по вопросам Европы и Америк министерства иностранных дел и по делам Содружества Соединённого Королевства Аланом Дунканом (Alan Duncan) 3 мая.

С одной стороны, такой уровень общения можно объяснить особыми отношениями Саркисяна с британским руководством, поскольку ранее армянский президент трижды (1992−1995 гг., 1998−2000 гг., 2013−2018 гг.) был послом Армении в Великобритании, имел гражданство этой страны и до сих пор имеет достаточно значительный бизнес в Великобритании и не только, а в СМИ его небезосновательно называют «другом принца Чарльза», поскольку в мае 2013 года принц Чарльз посетил Армению в качестве гостя благотворительного фонда «Ереван — любовь моя», созданного Саркисяном в 2009 году. Но, с другой стороны, только «обсудить внутриполитическую ситуацию в Армении», если верить информации об этой беседе представителя Управления по связям с общественностью и СМИ аппарата президента Армении, Дункан мог и с послом Великобритании в Армении. И, видимо, не случайно, что этот разговор состоялся именно после того, как Пашинян провалился на выборах в НСА 1 мая, а после разговора Саркисяна с Дунканом РПА сочла возможным голосование части своих депутатов за избрание Пашиняна премьером 9 мая.

Гораздо логичнее и целесообразнее выглядело, если бы после конституционной реформы пост президента занял тоже представитель РПА, и видимой альтернативы такому «республиканскому» тандему не было, как и препятствий и возражений по поводу его создания, поскольку ровно такой же тандем был и раньше в виде обладающего властными полномочиями президента и занимающегося экономикой премьера. Но 18 января с. г. Саргсян предложил кандидатуру Саркисяна на заседании совета РПА, и члены совета его единогласно утвердили. Как сказал Саргсян: «Четвертый президент должен быть состоявшейся и яркой личностью, политически подготовленной и закаленной, но не политизированной. Он должен организовывать диалог между разными политическими силами, а также различными слоями общества для снижения напряжения».

В действительности не только никакого «снижения напряжения» между «различными слоями общества» не получилось, но и вместо «диалога между разными политическими силами» Саркисян очень успешно поработал на Пашиняна, посодействовав ему в организации досрочных выборов в требуемые Пашиняном сроки. И совершенно очевидно, что президент от РПА в этой ситуации незамедлительно подписал бы принятые НСА 2 октября изменения в закон «О регламенте Национального собрания» и никаких бы досрочных выборов до мая 2019 года не было. Поэтому назначение Саркисяна на пост премьера, скорее, можно рассматривать как политическую уступку со стороны Саргсяна в обмен на согласие на его премьерство со стороны определённых сил. А дальше действия стали развиваться по «сценарию», если только некоторые совпадения не считать «случайными». Как, например, начало протестов в Ереване 14 апреля, по-видимому, исключительно «случайно» совпало с официальным выдвижением РПА в этот же день кандидатуры Саргсяна на пост премьер-министра, что естественно послужило стимулом для активизации протестов по всей стране.

Вызывает немало вопросов и поведение Саргсяна и руководства РПА после потери поста премьер-министра и, соответственно, последовавшей за этим утраты власти в целом в государстве. С точки зрения элементарной логики, любой политической партии после такого сокрушительного поражения следовало бы незамедлительно проанализировать причины поражения, провести политический и организационный ребрендинг, вплоть до смены скомпрометировавших себя руководителей, в первую очередь председателя РПА Сержа Саргсяна, действия которого привели к катастрофическому поражению партии. А затем активнейшим образом включиться в политическую жизнь, показывая как оппонентам, так и сторонникам, что партия не просто жива, но и сделала соответствующие выводы, позволяющие бороться за возвращение своих руководящих позиций в обществе и государстве.

Вместо этого партия, обладавшая в государстве на момент своего одномоментного политического и властного краха практически неограниченной властью… впала в депрессивную политико-организационную спячку, позволившую Пашиняну за это время беспрепятственно переподчинить себе исполнительную власть, добиться сначала отставки мэра Еревана, а затем на выборах в Совет старейшин Еревана, в которых РПА не участвовала, набрать в составе блока «Мой шаг» 81,5%, что не только закрепило его репутацию «победителя», но и сделало его полновластным хозяином столицы со своим полностью подконтрольным мэром и 57-ю членами совета из 65. Не удивительно, что в такой ситуации РПА начала «сыпаться». Безусловно, что определённую часть «отколовшихся» в этот период от РПА, в том числе ряд депутатов НСА, можно охарактеризовать как «бегущих с тонущего корабля крыс», но и также, безусловно, следует признать, что для достаточно значительной части «отколовшихся» в этот период от РПА поводом стала её аморфная позиция, которая дезорганизовывала сторонников РПА и способствовала укреплению власти Пашиняна.

Не лучше было и «пробуждение», если его, конечно, можно таковым считать, состоявшееся в форме заседания совета РПА, только… 11 ноября, который «обсудил проект политического заявления» «о внутренней политической ситуации, сложившейся в Республике Армения и предстоящих выборах» в НСА на 15 страницах, в котором перечислено достаточно негатива — «потеря связи партийного центра с территориальными и первичными структурами», «сокращение механизмов демократии», «ослабление партийной работы, которая была иногда формальной», «ослабление личной ответственности руководства партии» и т. д., что, впрочем, можно сказать о работе любой партии на любом этапе, но что никак не объясняет того катастрофического провала, когда партия власти имевшая год назад поддержку 49,17% избирателей в течение менее месяца оказалась в ситуации, когда она сначала была вынуждена отказаться от выборов в Совет старейшин столицы по причине полной бессмысленности участия в них, а в настоящее время нет никакой уверенности в том, что на предстоящих выборах в НСА она не то, что наберёт хотя бы проходные 5%, но даже займёт заветное 3-е место с любым результатом (?!).

Но о роли в этом процессе главы партии в «политическом заявлении» нет ни слова, зато его решили не включать в избирательный список?! Т. е. для «внутрипартийного пользования» Серж Саргсян подходит, но озвучивать его имя перед избирателями нежелательно, видимо, во избежание опускания рейтинга партии до нулевого. Такое впечатление, что руководство РПА либо не понимает, что применением таких двойных стандартов они только компрометируют РПА как партию, заметно понижая её и без того невысокий избирательный потенциал, либо таким образом признают, что это не «республиканская» партия, а псевдополитическая «удельная вотчина» Сержа Саргсяна. Кстати, ещё 27 декабря прошлого года по этому поводу очень конкретно высказался экс-зампредседателя НСА и пресс-секретарь РПА Эдуард Шармазанов: «Если кто-то и считает, что нет незаменимых политических деятелей, то я считаю, что такой деятель есть, и это — президент Саргсян. Никто из действующих политических деятелей не сможет осуществлять эффективную внешнюю, внутреннюю политику и политику в области безопасности. Сегодня нет более достойного лидера страны, чем он».

Судя по «неприкасаемости» Саргсяна и содержанию «политического заявления», это была не только личная точка зрения Шармазанова и она не поменялась до настоящего времени, невзирая на реальные обстоятельства. Зато, видимо, в очередной раз поменялась точка зрения у самого Сержа Саргсяна, который 17 апреля в своем выступлении перед голосованием в НСА за него, как за премьера, сказал: «В случае Армении я считаю ошибочным, антисистемным так называемые механизмы скрытого управления, когда, не имея никаких должностей, лидер политической силы, может фактически осуществлять государственное управление. Это средство, с помощью которого можно держаться в стороне от ответственности, способ найти козла отпущения для неудач. Для меня, как для руководителя Республиканской партии, побег от личной ответственности неприемлем — я этого никогда не делал и делать не собираюсь».

Впрочем, после того, как ранее он точно так же официально заявил, что «я, Серж Саргсян, больше никогда не буду выдвигаться на пост президента Армении. Если в результате окончательных обсуждений будет выбран не соответствующий моим желаниям путь, я имею в виду модель парламентского правления, то я не буду претендовать также на должность премьер-министра. Я даже в целом уверен, что один и тот же человек не должен более двух раз в своей жизни претендовать на то, чтобы снова встать у руля государства в Армении», применение с его стороны в настоящее время «механизма» настолько «скрытого управления», что его фамилия, как руководителя партии, не «светится» даже в избирательном списке, уже не удивляет. О своей «неприемлемости побега от личной ответственности» Саргсян тоже, видимо, предпочитает не вспоминать, поскольку его добровольная отставка с поста председателя РПА была бы не только достойным способом сохранения его политического лица, но и лучшим подарком партии в этой ситуации, поскольку в настоящее время именно он является для партии самым большим компроматом, снижающим шансы РПА на попадание в НСА на предстоящих выборах практически до нуля.

Без должной оценки осталась и ставшая знаменитой фраза Саргсяна из его заявления после отставки 23 апреля: «Обращаюсь в последний раз как руководитель страны. Никол Пашинян был прав. Я ошибся. Я оставляю пост руководителя страны, пост премьер-министра Армении. Уличное движение было против моего премьерства. Я выполняю ваше требование». Можно оставить в стороне риторический вопрос о том, почему «требование» этого «уличного движения» было выполнено Саргсяном только после неудачной попытки его разгона и последовавшего за этим «указания» ЕС о неприменении к нему силы, а не до его избрания премьером, но не эпическое признание Саргсяна о том, что «Никол Пашинян был прав. Я ошибся».

Даже не принимая во внимание при оценке слов Саргсяна известное выражение «это больше, чем преступление: это ошибка», следует отметить, что публичным признанием правоты Пашиняна Саргсян фактически возвысил его как «победителя», а заодно легитимизировал все его действия, как прошлые, так и будущие, поскольку, исходя из этой оценки, действия Пашиняна, которые сначала даже не все его соратники понимают и поддерживают, а его оппоненты их осуждают и обвиняют Пашиняна в нарушении законов, в конечном итоге даже его противники признают… правильными (?!). Поэтому не стоит удивляться, что сторонники Пашиняна верят его обещаниям и не внемлют критике — в первую очередь в том, что в конечном итоге Пашинян будет всегда прав, их лучше всего убеждает фраза Саргсяна о правоте Пашиняна. Кроме того, Саргсян этой фразой полностью исключил своё личное участие в противодействии Пашиняну в любой форме, и оставаться после этого во главе РПА — это означало её только дискредитировать.

А пока можно только констатировать, что РПА, которая фактически полностью отдала инициативу в политической жизни страны Пашиняну, при преднамеренном или невольном содействии этой своей совершенно инертной общественно-политической позиции, создала ему весьма благоприятные условия для победы на выборах, поскольку в настоящее время для него сложился самый удобный, можно сказать, «пограничный» период, когда, с одной стороны, он уже полностью переподчинил себе исполнительную власть, а, с другой стороны, непродолжительное время пребывания во власти позволяет ему пользоваться наработками прежней власти, выдавая их за результаты уже своей деятельности, и одновременно критиковать прежнюю власть за недостатки, за которые в общем-то уже должен отвечать он со своей командой.

Тип Пашиняна как политика настолько не нов, что, пожалуй, лучше всего его ещё 2378 лет назад описал в своём труде «Государство» (Книга VIII, раздел «Тиранический» человек») древнегреческий философ Платон: «Если он потерпел неудачу, подвергся изгнанию, а потом вернулся — назло своим врагам, — то возвращается он уже как законченный тиран. Имея в руках чрезвычайно послушную толпу, разве он воздержится от крови своих соплеменников? Напротив, как это обычно бывает, он станет привлекать их к суду по несправедливым обвинениям и осквернит себя, отнимая у человека жизнь: своими нечестивыми устами и языком он будет смаковать убийство родичей. Карая изгнанием и приговаривая к страшной казни, он между тем будет сулить отмену задолженности и передел земли. Когда же он примирится кое с кем из своих врагов, а иных уничтожит, так что они перестанут его беспокоить, я думаю, первой его задачей будет постоянно вовлекать граждан в какие-то войны, чтобы народ испытывал нужду в предводителе… А если он заподозрит кого-нибудь в вольных мыслях и в отрицании его правления, то таких людей он уничтожит под предлогом, будто они предались неприятелю. Ради всего этого тирану необходимо постоянно будоражить всех посредством войны». Тут принципиально даже добавить нечего, разве что вставлять в этот текст конкретные обстоятельства, факты и имена, но в нынешней ситуации в Армении, когда в предвыборной борьбе имеют первостепенное значение не программы развития, конкретные планы, цифры и т. п., а сугубо эмоциональное, не поддающееся критическому осмыслению восприятие личности, такой тип лидера просто обречён на победу.

К тому же на политическом поле Армении просто некому составить ему достойную конкуренцию. Каким бы Пашинян ни был по своим личным качествам и способностям, но сугубо формально в настоящее время он находится в статусе и. о. премьера и единоличного лидера блока с безоговорочной перспективой не просто победы на предстоящих выборах, а победы, позволяющей Пашиняну сформировать в НСА парламентское, а то и конституционное большинство, и, соответственно, второй раз за год стать премьер-министром страны. Соответственно, и реально оппонировать ему мог бы политический «тяжеловес» с достаточно высоким общественно-политическим статусом и авторитетом, но его нет. В РПА таким оппонентом Пашиняну мог стать только экс-премьер-министр Карен Карапетян и только в том случае, если бы он возглавил РПА, но его, как и Сержа Саргсяна, в избирательный список партии не включили.

После этого снова неизбежно возникает вопрос о том, действительно ли РПА заинтересована в высоком результате на выборах, если во главе партии оставляет человека, которого вообще нельзя выпускать на публику, а того, кто мог бы реально поработать «на результат» РПА вообще убирает из списков?! В настоящее время совершенно нелепо выглядят потуги напрашивающихся на публичные дебаты с Пашиняном на телевидении в формате «один на один» кандидатов в депутаты от РПА экс-министра обороны Вигена Саркисяна (№1 в списке) и особенно экс-соратника Пашиняна, в том числе по организации беспорядков 1−2 марта 2008 года, Давида Шахназаряна (№3 в списке), поскольку они заведомо нереальны и потому работают на авторитет Пашиняна.

На Общественном телевидении Армении уже проводятся дебаты с участием первых лиц всех 11 сил, участвующих в выборах, и то, что Пашинян в них не участвует, это сугубо внутреннее дело блока «Мой шаг», а не его обязанность, так как каждая политическая сила самостоятельно в рамках существующего законодательства избирает методы и формат своей предвыборной агитации. И если Саркисяну и Шахназаряну кажется, что отказ Пашиняна от личных дебатов с ними его компрометирует, то на самом деле такое упорное и безответное напрашивание на двусторонние дебаты с Пашиняном в первую очередь дискредитирует их лично и партию, которую они представляют, поскольку со стороны это выглядит не более, чем назойливое выпрашивание вассалов аудиенции у сюзерена, который эти просьбы игнорирует по причине ничтожности для него этих вассалов.

К тому же следует учитывать, что результат РПА на выборах обязательно будет в дальнейшем использоваться для компрометации РПА её противниками самым примитивным, но весьма действенным, наглядным и практически неоспоримым способом — от результата на парламентских выборах 2 апреля 2017 года (49,17%) отнимут результат на аналогичных выборах 9 декабря 2018 года, а разницу представят, как показатель фальсификаций и использования админресурса руководством РПА во время её 18-летнего периода нахождения во власти. И противопоставить такой нехитрой «политической» арифметике РПА будет нечего, поскольку объяснить такое резкое падение рейтинга популярности всего за год сугубо объективными обстоятельствами невозможно, а раскрывать внутрипартийную «кухню», которая привела к такому результату, пожалуй, ещё долго никто не будет.

Серьёзно оппонировать Пашиняну в ходе избирательной кампании мог бы также экс-президент Роберт Кочарян, но, несмотря на своё августовское заявление о «возврате в политику», он никаких реальных шагов для этого «возврата» не принял, а в октябре и вовсе заявил, что не будет принимать участие в декабрьских выборах, что тоже вызывает определённые вопросы, поскольку в ситуации пребывания под постоянной угрозой привлечения к уголовной ответственности за события 1 марта 2008 года организовать себе «политическую крышу» ему было бы жизненно необходимо хотя бы для того, чтобы это уголовное преследование можно было бы квалифицировать как политическое, поскольку в нынешнем статусе экс-президента он не более чем просто бывший государственный чиновник, хотя и высокого уровня. К тому же надо полагать, что и Саргсян, и Кочарян понимают, как на фоне их полного отсутствия в политическом пространстве в период выборов смотрятся сказанные 15 сентября с. г. слова Пашиняна, о том, что «в Армении нет политического фактора по имени Роберт Кочарян. Как Серж Саргсян, так и Роберт Кочарян и их окружение — политические трупы», которые в настоящее время существенно добавляют Пашиняну авторитета среди сторонников.

Вполне возможно, что к изменению позиции Кочаряна имеют отношение визиты Армена Саркисяна в октябре с. г. сначала в Вашингтон, где он встретился с госсекретарем Майклом Помпео и экс-госсекретарём США Генри Киссинджером, а затем Москву, в которой встречался с Сергеем Лавровым и Григорием Карасиным, поскольку после этих встреч Кочарян мог получить определённые гарантии. Но дело в том, что Пашиняну крайне необходимо снять с себя судимость за организацию массовых беспорядков с человеческими жертвами, а это он может сделать только переложив ответственность за трагические события 1−2 марта 2008 года на других, в первую очередь на Кочаряна, после чего начать процедуру своей реабилитации как «невинной жертвы преступного режима», недаром ведь Пашинян заявил с трибуны ООН 26 сентября с. г. о том, что он был «политзаключённым». Поэтому попытки привлечь Кочаряна к уголовной ответственности не прекратятся, чему подтверждение — решение Апелляционного суда от 7 декабря с. г. об оставлении в силе решения суда первой инстанции города Еревана об избрании меры пресечения в отношении Кочаряна в виде заключения под стражу, а это означает, что Кочарян будет арестован в самое ближайшее время.

Тем не менее, несмотря на дружеские отношения президента РФ Владимира Путина с Робертом Кочаряном, Пашинян регулярно получает от России хоть и не прямую, но достаточно существенную информационную поддержку для своей избирательной кампании. Это и отсутствие официального оглашения решения о том, что представитель Армении не будет генсеком ОДКБ, и отсутствие надлежащей реакции на извращение Пашиняном содержания его телефонного разговора с Путиным в отношении инициатора переноса сроков очередного заседания глав ОДКБ, и оглашение посольством РФ в Армении очень важной для Пашиняна именно в предвыборный период финансовой и экономической информации, поскольку вопрос инвестиций для Пашиняна, пожалуй, самый провальный в его деятельности. Это касается, например, информации о сделанном 27 ноября заявлении и. о. министра энергетических инфраструктур и природных ресурсов республики Гарегина Баграмяна о предоставлении Армении Россией отсрочки по выплатам кредита на ремонт Армянской (Мецаморской) АЭС до 2020 года.

Но особо интересна подача на сайте посольства РФ информации о подписании 30 ноября меморандума «о сотрудничестве с российской компанией «Экотехпром», которая инвестирует 285−340 миллионов долларов», причём со слов Пашиняна «во время предвыборной кампании в Чаренцаване» (?!). Хотя в действительности в строительство в Армении производственного комплекса инвестирует 285−340 млн долларов фонд «Бизнес Армения» при содействии российской компании «Экотехпром». Понятно, почему об этом фонде «забыл» упомянуть Пашинян, поскольку этот фонд, ранее носивший название «Фонд развития Армении», был создан во времена премьерства «республиканца» Карена Карапетяна, но, если исключить вариант информационной поддержки предвыборной кампании Пашиняна, то какой смысл был в подаче на сайте посольства РФ заведомо искажённой информации в пользу Пашиняна?

Впрочем, что касается позиции России по отношению к последним событиям в Армении, то возникают определённые сомнения в том, что её политики действительно знают происходящие в ней процессы, не говоря уже об их адекватной оценке. Пожалуй, наиболее показательно это демонстрирует пример политического взаимодействия партии «Единая Россия» (ЕР) с партией «Процветающая Армения» в рамках меморандума о сотрудничестве, подписанного ровно 10 лет назад, по поводу которого заместитель председателя Госдумы РФ, глава фракции ЕР Сергей Неверов сказал во время встречи с армянскими партнёрами в Москве 22 ноября с. г.: «Выстраивание диалога со стратегическим партнёром, безусловно, является нашим приоритетом. У нас общее прошлое, у нас общее будущее, которое мы строим для наших детей и грядущих поколений».

Можно было бы только порадоваться за такое тесное партийное сотрудничество, если бы депутаты НСА от ПА не принимали бы самое деятельное участие в освобождении из-под стражи участников группы «Сасна Црер», которые 17 июля 2016 года захватили территорию патрульно-постового полка полиции в Ереване, убив при этом замначальника полка Артура Ванояна и ранив четырех человек, а впоследствии застрелив ещё двух полицейских. Выйдя на свободу, участники группы 29 сентября с. г. создали партию под тем же названием, в программе которой указано, что для «освобождения Армении от российского колониализма» из Армении должны быть выведены российские пограничные войска и 102-я база, должны быть признаны недействительным соглашения между РФ и Арменией о создании Объединённой региональной системы противовоздушной обороны в Кавказском регионе коллективной безопасности, Объединённой группировки войск (сил) ВС Армении и ВС России, Армения также должна выйти из всех «созданных вокруг России надгосударственных, союзнических и многосторонних форматов» (СНГ, ОДКБ, ЕАЭС) и т. д. в том же духе.

Но об этом во время встреч «почему-то» не было сказано ни слова, хотя Неверов и заявил: «Мы очень внимательно наблюдаем за происходящим в Армении в этот ответственный период». Т. е. того, как, например, за одного из членов этой группы Гагика Егиазаряна представляли в суд летом 2018 года личные поручительства депутаты НСА от ПА Наира Зограбян, Сергей Багратян, а Ваге Энфиаджян, Шаке Исаян и Акоп Назарян, кроме поручительств, ещё и выплатили суду каждый по 500 тысяч драмов (около $10 тысяч), «не заметили»?! При том что Наира Зограбян, 4-й номер в избирательном списке ПА, а с марта 2015 года по февраль 2017 года была председателем ПА (?!). Какое же тогда «общее будущее» для «детей и грядущих поколений» собирается строить ЕР и Неверов с такими «партнёрами»?

Естественно, это далеко не все коллизии во внутренней политической жизни Армении и в её отношениях с другими государствами, но и этого, пожалуй, достаточно для понимания существования определённых «теневых сил», которые оказывают на политические процессы в стране весьма существенное влияние, направляя их в нужное для себя русло. Некоторые из них, безусловно, станут известными в скором времени после выборов, а некоторые, вполне возможно, так и останутся неизвестными, но одно можно утверждать с абсолютной уверенностью, что после выборов политика Армении претерпит кардинальные изменения, как во внутренней, так и во внешнеполитической сферах, и, к глубочайшему сожалению, отнюдь не в лучшую для её жителей сторону.

Фёдор Яковлев, 

Источник

Система Orphus Просмотров: 25 | Добавил: vovanpain | Рейтинг: 0.0/0
поделись ссылкой на материал c друзьями:
Loading...

Высказанные в текстах и комментариях мнения могут не отражать точку зрения редакции
Всего комментариев: 0
avatar





Форма входа
нет данных
Логин:
Пароль:

Полезные ссылки

Яндекс.Метрика

Поддержать проект:

Webmoney:

R233620171891 (Рубли) Z238121165276 (Доллары) U229707690920 (Гривны)

E-mail:admin@wpristav.ru

Курс валют
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Видеоподборка
00:02:14

00:43:23

00:38:47

00:01:31

00:13:45

Новости партнёров

Обратите внимание:




Мини-чат
Загрузка…
▲ Вверх
work PriStaV © 2018 При использовании материалов гиперссылка на сайт приветствуетсяХостинг от uCoz